Так ли страшны «Смешарики», как их малюют?

Юристы ищут способ защититься от обвинений правообладателя в незаконном использовании товарных знаков

Владислав Волотко, vvv@chastnik.ru

В последние пару лет забавные мультяшные существа из сериала «Смешарики» периодически фигурируют в сообщениях региональных СМИ. Правда, в новостях круглые зверушки выступают в гораздо менее безобидном амплуа, чем в мультике. Из-за торговли различной продукцией с их изображением пострадали многие мелкие предприниматели. Все они были обвинены в нарушении прав владельцев товарного знака «Смешарики». Юристы считают, что торговцы несут ответственность незаслуженно, однако представители правообладателей продолжают собирать компенсации. В этой ситуации адвокаты предлагают определенные стратегии защиты, но далеко не все представители юридического сообщества уверены в их безупречности.

 Хорошо смеется тот, кто смеется в суде 

За последние два года немецкая компания «Смешарики ГмбХ» (Smeshariki GmbH) подала в суды Ивановской и близлежащих областей многие десятки исков по фактам продажи контрафактной продукции с изображением тех самых смешариков. Суммы исков – от 10 000 до 160 000 рублей. Значительную часть этих исков компания уже выиграла, в ряде случаев обвиняемые согласились выплатить компенсации правообладателю в досудебном порядке. Между тем, юристы считают, что эти судебные процессы далеко не однозначны. Главное возражение специалистов заключается в том, что непосредственными нарушителями прав на товарный знак являются производители продукции, которые выпускают ее, не имея договора с правообладателями. А продавцы могут быть вполне добросовестными приобретателями и попросту не знать о том, что продаваемая ими продукция является контрафактной. Ранее в интервью нашей газете ивановский юрист Сергей Шмонин уже объяснял, что обычный мелкий продавец как правило не может получить подтверждение законного происхождения товара. Он закупает продукцию на каком-нибудь оптовом складе, однако лицензионное соглашение есть лишь у производителя. Причем не каждый из этих производителей находится на территории России. Понятно, что мелкий торговец из российской глубинки физически не может проверить, есть ли у далекого завода-изготовителя права на выпуск данной продукции. Точно так же он не может в частном порядке заключать лицензионные соглашения с правообладателями, которые в массе своей находятся еще дальше, чем производители (в случае со «Смешариками» - в Германии).

Несмотря на это, как подтверждает генеральный директор юридического бюро «Константа» Марк Геллер, в России, в том числе на территории нашего региона, сложилась судебная практика, что наказание действительно несут именно продавцы. «Государство не может обеспечить контроль при входе товаров на рынок, - говорит он. – В итоге туда попадает контрафактная продукция. Но за ее распространение наказывают не производителей, которых еще надо найти, а продавцов. Некоммерческим организациям, представляющим интересы правообладателей, и судам проще привлекать к ответственности конечного продавца». Он, впрочем, оговаривается, что примеры решения судов в пользу предпринимателей все же есть – они выносятся в тех случаях, когда удается доказать отсутствие у предпринимателя умысла на продажу контрафактной продукции. Однако подобный исход разбирательства – редкость, потому что суды часто не стремятся вдаваться в подробности и предпочитают выносить решения по формальным признакам.

 Зверье – не мое 

Подобная ситуация вынуждает юристов искать столь же формальные схемы защиты от претензий. Одну из таких схем пропагандирует столичная юридическая фирма «Толкачев и партнеры». Там полагают, что способ, который используют представители правообладателей для доказывания вины продавцов, недостаточно убедительный. В частности, московские юристы убеждены, что в рамках так называемого «мониторинга», представляющего собой аналог контрольной закупки, не собираются данные, безоговорочно доказывающие, что конкретный контрафактный товар приобретен у конкретного продавца. В большинстве случаев представители правообладателя предъявляют в суд сам товар, который якобы был приобретен у ответчика по делу; товарный чек с наименованием продавца (ответчика), подписью, печатью, каким-либо наименованием (например «наклейк. Смешар.»), количеством и стоимостью; кассовый чек с реквизитами продавца и стоимостью проданного товара; «отчет о мониторинге (закупке)» - документ с описанием действий «специалиста по мониторингу» при покупке товара; фотографию контрафактного товара; фотографию торговой точки. «Подтверждает ли хотя бы одно из этих доказательств факт приобретения контрафактного товара у конкретного продавца? – задаются вопросом в компании «Толкачев и партнеры». – На наш взгляд, нет. Очевидно, что сам товар, как и его фотография, не являются доказательством приобретения товара у ответчика, если, конечно, ответчик прямо не признает факт реализации именно этого товара в суде. Товарный и кассовый чек свидетельствуют о факте оплаты товара покупателем и удостоверяют факт заключения договора купли-продажи. При наличии на товарном чеке печати продавца и подписи уполномоченного сотрудника продавца чек подтверждает факт заключения договора розничной купли-продажи конкретным продавцом. При этом ни товарный, ни кассовый чек никоим образом не свидетельствуют о том, что продавцом реализуется именно контрафактный товар». По мнению юристов, с таким же успехом по этим документам продавцом мог быть реализован и лицензионный товар или же товар, который не имеет никакого отношения к бренду «Смешарики». В частности, в компании ссылаются на прецедентное дело (№ А11-10567/2011), в ходе рассмотрения которого ответчик заявил, что продавал футболки с надписью «Смешные шарики», а не футболки с товарным знаком «Смешарики», как утверждал истец. В итоге арбитражный суд счел вину ответчика недоказанной. В связи с этим юристы рекомендуют не указывать в товарных чеках наименование товара, соответствующее зарегистрированному товарному знаку (например, «Смешарики»).

В фирме «Толкачев и партнеры» также указывают на то, что, теоретически, к представленным в суд документам истец может приложить вообще любой товар, в том числе тот, который не был закуплен в ходе «мониторинга».

Что касается всех прочих материалов (фотографии торговой точки, отчета о мониторинге, составленного заинтересованным лицом, и проч.), то они, по мнению юристов, вообще не являются доказательством приобретения товара. В юридической фирме утверждают, что в России уже есть прецеденты отказа истцам в их требованиях именно по этим основаниям.  В качестве примеров они приводят Нижегородскую и Костромскую области, где арбитражные суды отклонили несколько десятков исков именно из-за того, что истец не предоставил доказательств реализации контрафактной продукции именно конкретным ответчиком. В некоторых случаях эти решения уже подтверждены и апелляционными инстанциями (например, дело № А43-41542/2011). А в ряде случаев истцы сами отказались от исков (дела №№ А43-41509/2011, А43-41339/2011).

 Несмешной мультфильм 

Впрочем, не все юристы считают, что предложенный путь способен решить проблему преследования мелких продавцов. «Основной совет, предложенный этими юристами, можно выразить примерно так: «Заяви в суде, что ничего не было», - говорит генеральный директор юридического бюро «Консалт» Сергей Сорокин. – Сам совет по существу верный. Вопрос установления факта, была ли контрафактной продукция или нет – вопрос судейского усмотрения. Суд на основе пояснений сторон, свидетельских показаний, представленных документов, материалов фото-, видео-, аудиозаписей устанавливает, действительно ли состоялась продажа представленного в суд товара у данного продавца. К сожалению, судебная практика в Арбитражном суде Ивановской области складывается по отношению к продавцам крайне негативно. Всем продавцам, кто еще не попал в такую ситуацию, можно дать совет: не писать в товарном чеке название контрафактной продукции и, конечно, не торговать ею». При этом, однако, Сергей Сорокин призывает не обольщаться и выражает уверенность, что теперь лица, защищающие права владельцев товарных знаков, будут более тщательно фиксировать факты нарушений.

А Марк Геллер считает призыв не писать в товарном чеке наименование продукции сомнительным с точки зрения закона. «Предлагается лишь способ уйти от ответственности при наличии нарушения, однако предложенный способ не дает возможности ответить на вопрос, есть ли само нарушение как таковое или его нет, - говорит он. – Между тем, именно это и есть самое главное в ходе судебного процесса. Можно пытаться отбиться от претензий, упирая на нехватку доказательств – это можно делать при рассмотрении вообще любых споров. Однако в подобных делах очень важна внутренняя убежденность судьи. Если у него есть четкое ощущение, что человек действительно виноват, то он будет выносить решение с учетом этой убежденности. В этом случае предложенный метод может и не помочь».

 Как обезопасить себя от претензий в нарушении прав на товарные знаки

1. Запрашивать у поставщика сведения о производителе приобретаемого товара, проверять наличие на товаре информации о правообладателе и голограмм.

2. Включить в договоры с поставщиками пункт следующего содержания:

«Поставщик гарантирует соответствие Товара обязательным нормам и требованиям законодательства, действующим на момент передачи Товара Покупателю. Поставщик также гарантирует, что Товар не нарушает прав третьих лиц на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. В случае предъявления Покупателю претензий и иных требований, связанных с несоответствием Товара указанным выше требованиям, или привлечением Покупателя к ответственности за реализацию Товара в связи с несоответствием Товара указанным выше требованиям, Продавец обязуется компенсировать Покупателю все понесенные Покупателем расходы (включая, но не ограничиваясь суммами штрафов, компенсаций, судебных расходов)».

            (По материалам юридической фирмы «Толкачев и партнеры»)      

 Жертвы «Смешариков»

 Вичугское ООО «Книги» по решению суда должно заплатить 15 000 рублей за то, что на витрине оказалась керамическая копилка в виде персонажа Кроша. За продажу аналогичной копилки осуждена ИП Екатерина Гаврилова. Она должна заплатить 10 000 рублей.

 Индивидуальный предприниматель Надежда Чернышова из Заволжска была приговорена к выплате 10 000 рублей из-за продажи игрушки  «Совунья».

 Ивановская предпринимательница Оксана Жаворонкова приговорена к выплате 40 000 рублей за продажу футболок с Нюшей, Ежиком и Барашем.

 Мария Ягодкина из Кинешемского района осуждена за попытку продать контрафактное одеяло с изображениями Нюши, Кроша, Копатыча, Бараша, Пина и Лосяша. По решению суда должна выплатить компенсацию в 60 000 рублей.

 ООО «Престиж» (Приволжск) должно выплатить 55 000 рублей за продажу продукции с товарным знаком «Смешарики»

10 Июля 2012, 11:19 +600

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...