Тамара Французова: «Реформирование здравоохранения – это шоковая терапия»

В начале года в управления здравоохранения местных администраций из Москвы поступил проект реформирования системы российского здравоохранения. Широкой общественности этот документ практически не знаком. Не потому, что держится в секрете, просто сейчас с ним идет работа в региональных органах и учреждениях здравоохранения – медики, управленцы высказывают свои соображения и предложения. Которые, надо надеяться, будут учтены при выработке окончательного варианта. Информация, попадающая в поле зрения журналистов, свидетельствует о масштабности грядущих изменений. В чем они заключаются? Как затронут ивановцев? И вообще, чего нам ждать в ближайшем будущем (реформа должна закончиться к 2010 году) в такой социально значимой сфере, как здравоохранение? Обо всем этом мы беседуем с начальником управления здравоохранения администрации города Иванова Тамарой Французовой.

- Я очень детально знакомилась с проектом, не просто читала, а переживала каждый лист. Скажу честно: это будет шоковая терапия, которую мы уже раньше пережили в целом по государству. Но говорить о том, что все рухнет и ничего не останется, мы не имеем никакого права. Мы постараемся сделать все, чтобы максимально сохранить медицинскую помощь в этих условиях.

- Тамара Михайловна, расскажите, в чем же суть реформы?

- В оказании медицинской помощи крен переносится на амбулаторно-поликлинический этап. Стационарная помощь сокращается. В принципе, это неплохо. Каждый из нас хотел бы лечиться дома, ведь дома и стены помогают. Больница, какой бы хорошей она ни была, все равно больница. Но проблема в том, что амбулаторно-поликлинические учреждения в Иванове, да и во многих других городах России, не способны сегодня исполнить ту функцию, которая на них возлагается, в первую очередь, по причине недостаточной оснащенности медицинским оборудованием – и диагностическим, и лабораторным, и реабилитационным.

Второе направление реформы – вводится должность врача общей практики. Это многих расстроило. Я работаю уже 30 лет в медицине, прошла практически все ее ступени и могу сказать, что знаю эту систему. Врач общей практики хорош на селе, фактически он там сегодня и работает. В принципе, это тот же участковый педиатр или участковый терапевт, но с более углубленным изучением специальностей – неврологии, отолорингологии, офтальмологии, хирургии. Если мы хотим оставить медицинскую помощь доступной для населения, в городе надо сохранить именно участковых врачей. Да, надо повышать их квалификацию, надо повышать им зарплату. Но я за то, чтобы у нас сохранился признанный и испытанный участковый принцип - кстати, единственный в мире. На Западе это не принято, там работают врачи общей практики.

- А чем они отличаются от участковых врачей? Может, и у нас приживется западная система?

- Врач общей практики должен иметь офис – микрополиклинику с набором основных необходимых инструментов. Он живет, как правило, на участке, и к нему обращаются в течение всех 24 часов. Планируемая зарплата в России 15-20тысяч рублей. Если сравнить затраты на врачей, которые обслуживают наше население сегодня, с затратами хотя бы на оснащенность врачебных офисов, введение у нас новой должности будет экономически невыгодно. К тому же возникает ряд проблем. Как врач общей практики будет работать 24 часа? Кто его заменит в случае болезни? А ведь состояние здоровья российских врачей намного хуже, чем состояние здоровья больных. Ведь в силу своей профессии они не могут не реагировать на чужую боль, на социальное положение больных. Да, врачи начнут работать круглыми сутками ради высокой зарплаты. Но будут сразу же болеть.

Следующий момент: у нас в городе средний возраст врачей 48 лет, молодежь не идет в медицину, потому что средняя зарплата – 2159 рублей. Тоже проблема, которая в самое ближайшее время встанет очень остро. Если все посчитать, то получается, что введение должности врачей общей практики, по сравнению с сегодняшней системой, обойдется дороже в разы.

Ну а самое главное, надо вести речь о доступности и недоступности медицинской помощи. Если сейчас человек желает попасть на прием, например, к окулисту, он идет в регистратуру и записывается. Точно зная, что его примет специалист с углубленным знанием предмета. И совсем другое дело, когда один врач изучает все болезни. В этом случае больной получит возможность обратиться к специализированной службе только по направлению врача общей практики. Серьезным изменениям подвергается специализированная служба. Она останется только в стационарах, причем это в основном областной уровень. То есть под вопросом, будет, предположим, городское отделение или оно может быть только областным. Поэтому доступность специализированной помощи снижается, замыкаясь на одном человеке.

Но ведь и сейчас те же участковые терапевты или педиатры лечат и конъюнктивиты, и риниты, и отиты – то, что в их компетенции. В более серьезных случаях направляют к специалистам. Поэтому мы решили, что в Иванове в ряде отдаленных районов нужно вводить врачей общей практики – на ТЭЦ-3, например, в Горине, Лесном, в районе ЖБИ. Существующие поликлиники изначально были организованы так, чтобы максимально приблизить медпомощь к населению. И здесь мы до последнего оставляем участковую службу. Но ее уже начали совершенствовать в плане углубления и обновления знаний – с помощью преподавателей ИГМА. Уже идет подготовка участковых врачей-педиатров по вопросам детской неврологии. То есть базовый уровень будет соответствовать уровню, необходимому для врача общей практики, а система все-таки останется доступной.

- Мы немного отвлеклись, давайте продолжим разговор о направлениях реформы.

- Следующее направление – укрупнение специализированной службы. Речь идет не о том, чтобы какую-то поликлинику закрыть, а о том, чтобы она рентабельно существовала в новых условиях. Но конкретно об этом говорить пока рано - сейчас идут расчеты. Допустим, на базе одной поликлиники организуем клинико-диагностический центр. На базе другой планируем создать поликлинику восстановительного лечения. А участковую службу мобилизуем на рядом стоящую поликлинику.

Татьяна Яковлева обещала помочь и в плане оснащенности поликлиник. Таким образом, постараемся сохранить лабораторную, диагностическую и другие службы.

Реформа все равно будет. С одной стороны, здоровье у людей не улучшается, продолжительность жизни пока низкая, медико-демографические показатели неважные. С другой стороны, здравоохранение с каждым годом требует все больших вкладов. Изношенность оборудования составляет 80-90 процентов – где же взять деньги на обновление? Ни у государства, ни у города их нет. Но, тем не менее, опыт, практика показывают, что надо вести хозяйство, в том числе и здравоохранение, более разумно. И мы уже начинаем это делать. Могу с радостью привести пример того, что мы находимся на верном направлении. Эндокринологический центр на базе 4-й городской больницы обслуживает все четыре района Иванова, берет еще и ряд районов области. Там произошло слияние науки и практики, есть хорошие медицинские показатели.

По такому же типу мы будем создавать и ряд других центров. Например, есть очень большое желание организовать на базе 1-й горбольницы центр детоксикации. Закрыв при этом медвытрезвитель, который, в принципе, ничего не приносит (путь не обидятся на меня силовики и сотрудники прочих органов). Опьяневший человек не значит - плохой человек. В этой ситуации может оказаться любой. Тут нужна медицинская помощь. Человека доставят в этот центр (скорая помощь, родственники – кто угодно), там снимут интоксикацию. Через один-два дня (а некоторым может потребоваться всего несколько часов) он уйдет домой. А кого-то надо лечить, его направят дальше – к наркологу, например.

- Помощь в центре детоксикации будет оказываться за деньги?

- Нет, конечно, совершенно бесплатно. Те средства, которые сегодня выделяются на вытрезвитель, пойдут центру.

Специализированные центры должны быть в Иванове в каждой больнице. Ни одна из них не должна быть похожа на другую. Над этим мы сейчас работаем очень напряженно, ведем экономические расчеты. Женские консультации станут центрами планирования семьи, перинатальными центрами. Вся эта работа тоже направлена на сохранение доступности медицинской помощи.

Очень не устраивает нас в концепции реформирования здравоохранения отсутствие раздела профилактической работы. Об этом мы сказали Татьяне Владимировне Яковлевой и намерены просить оставить профилактическую работу хотя бы детям.

- Тамара Михайловна, насколько я знаю, ивановские медики обеспокоены необходимостью сокращения коек в стационарах.

- По распоряжению правительства, выпущенному в 2001 году, на 10 тысяч населения предусматривается 134 койки – наши стационары соответствуют этому уровню. Но система обязательного медицинского страхования ввела другие параметры – 90 коек на те же 10 тысяч. В каких-то регионах сразу прошло сокращение, а у нас в области остался прежний уровень. Потому что социальная незащищенность у нас намного выше, чем в других областях. И койки в стационарах вынуждены выполнять социальную функцию. А возможности куда-то перевести таких пациентов нет. Управление соцзащиты стало открывать центры временного пребывания, но если мы передадим туда всех нуждающихся, мест катастрофически не хватит. Поэтому сразу, «по живому» провести сокращение стационарных коек мы не настроены. Сейчас прорабатываются варианты. Часть коек, возможно, передадим на федеральный уровень. Есть идея сделать 5-ю детскую больницу клиникой ИГМА. Есть и другие соображения по перестройке стационарной помощи.

- А что будет со скорой помощью?

- Мы будем реорганизовывать ее в последнюю очередь – это единственное, чем я могу утешить. У нас, при всех существующих сегодня недостатках, скорая помощь очень высоко специализированная, с хорошо подготовленными кадрами. А по реформе там должны работать только фельдшеры. Наряду с ними неотложную помощь будут оказывать сотрудники ГИБДД, милиции, пожарные. Но их еще предстоит подготовить, и мы уже начали эту работу. А пока реорганизацию скорой помощи умышленно откладываем на самый последний момент.

- Тамара Михайловна, реформирование системы здравоохранения надо проводить в условиях работы по системе обязательного медицинского страхования. И тут тоже появляются проблемы.

- Не все, наверное, зависит от нас. Нам усиленно навязывают страховые компании. По-моему, они не нужны. Ведь у нас есть фонд ОМС, который одновременно выполняет функции страховщика. То, что предлагается подушевое финансирование, это неплохо, но мы должны предусмотреть в нем и деньги на содержание страховых компаний. Как бы ни ругали наш фонд, расходы там сегодня минимизированы – на свое содержание он расходует 2,4 процента собираемых средств. А если ввести страховые компании, эти расходы возрастут до 5-7 процентов. Фактически страховые компании – просто перекупщики медицинских услуг. Те функции, которые они должны выполнять, сейчас в какой-то степени выполняет управление здравоохранения бесплатно. Получается лишнее звено.

Самое ужасное, что в Москве прорабатывается список базовых лекарств, а применение остальных надо согласовывать со страховыми компаниями. Когда я прочитала об этом, буквально заболела. Ведь лечение – это искусство, нельзя к разным людям подходить с одинаковыми мерками…

- В проекте немало внимания уделяется и развитию частной медицины. Какова ваша точка зрения?

- Хорошие врачи и в частной медицине будут хорошими. Возьмем стоматологию. Когда стали открываться частные кабинеты, качество услуг было очень высокое. Но сейчас, когда их стало так много, за качество услуг нельзя ручаться.

Я недавно встречалась с двумя девушками из частной клиники, они работают невзирая на время и услуги оказывают высококачественные. В принципе, за этим будущее. У тех, кто ушел в частную медицину, мышление не только врачебного плана, но и экономического. Это идеальная модель новой поросли медицинских работников. Поэтому отрицать частную медицину нельзя. И у нас есть желание консолидировать муниципальную и частную медицину. Ведь она тоже нуждается и в профессиональном общении, и в совете, и в экспертизе, а какой-то степени – и в контроле.

- А что вы думаете по поводу объединения министерства здравоохранения с министерством по социальной политике?

- С одной стороны, это хорошо, потому что проблема единая. Но с другой, ни там, ни тут денег нет. Что получится в результате, сложно сказать. Одно очевидно: реформа неизбежна. И надо вести речь вот о чем. Впервые в медицинском документе я прочитала, что для повышения структурной эффективности здравоохранения – так называется концепция реформирования - нужна политическая воля. Наш новый министр Зурабов такой волей обладает. Чтобы реформы претворять в жизнь и контролировать ход реализации предлагается создать специальное федеральное агентство. У нас в городе, как я уже говорила, тоже идет активная заинтересованная работа. Поэтому есть надежда, что реорганизация системы здравоохранения продет без потерь.

Людмила Котляр

30 Марта 2004, 12:24 +220

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...