Текстиль: новые повороты

В поддержке текстильной и легкой промышленности наметились новые веяния

Марина Москалева

 Общий срез состояния текстильной и легкой промышленности, как правило, можно получить, посетив выставку «Текстильлегпром». Причем оценить происходящее в легпроме можно и «на глазок» - познакомившись с экспозицией, и побывав на мероприятиях деловой программы.

Важным событием 42-й федеральной оптовой ярмарки «Текстильлегпром» стало совещание по итогам работы отрасли и перспективам ее развития с участием руководителей отраслевых союзов, активного директората и специалистов Минпромторга  РФ. Участники совещания отметили, что отрасль - одна из немногих – в 2013 году продемонстрировала рост. Но при этом есть ряд структурных проблем. Решения, которые были предложены отличаются оригинальностью.

 Контрафакта не меньше

У разговоров о контрабанде и контрафакте в легпроме борода длиннее, чем у некоторых анекдотов. По официальной статистике, которую привел президент  ОАО Рослегпром и генеральный директор ООО РЛП-Ярмарка Александр Круглик, контрабанда и контрафакт составляют сегодня до 30% рынка товаров легкой промышленности в России.

«Начиная с 2007 года, когда была создана межведомственная комиссия по борьбе с контрабандой и контрафактом, эту цифру год от года немного уменьшают, видимо, чтобы показать, что работа идет, - подчеркнул Александр Круглик. - Но на деле ситуация мало меняется, и по нашим оценкам объем контрафактной продукции намного превышает официальные цифры. Представители отрасли давно уже говорят о необходимости уничтожения контрафакта, обнаруженного на территории РФ. Но этого так и не произошло. Более того, теперь реализовывать контрафакт теперь поручено Госкомимуществу. А что это значит? Это значит, что эти товары вновь будут выброшены на рынок, да еще и по более низкой цене, чем предполагалось изначально. Мы считаем, что пока не будет принято решение об уничтожении контрафакта, ничего не изменится».  

По словам директора Департамента развития внутренней торговли, легкой промышленности и потребительского рынка Минпромторга РФ Дениса Пака, эта ситуация изменится в самом ближайшем будущем: закон об уничтожении контрафакта уже принят.

«Там, кажется, пока не хватает какого-то подзаконного акта, но мы этот вопрос решим, - отметил он. - Кроме того, в марте пройдет совещание в правительстве, где наш департамент озвучит предложение: создать государственный комитет по борьбе с контрабандой и контрафактом (по аналогии с антитеррористическим и антинаркотическим комитетами)».

Генеральный директор ЗАО «Юничел» (это крупное производство обуви с собственной торговой сетью, включающей 451 магазин по всей стране) Владимир Денисенко подчеркнул: особенно неприятно, что каналом нелегального ввоза товаров обладают очень крупные торговые компании, магазины которых расположены по все стране (с торговыми сетями, включающими до 1000 магазинов). Это и даетм им возможность продавать за 300 рублей ботинки, которые просто не могут так стоить, исходя из цен на сырье и размера таможенных пошлин.

В дальнейшем, по мнению Владимира Денисенко, ситуация усугубится.

«В связи со вступлением России в ВТО через 4 года мы должны будем свести таможенные пошлины на ввоз обуви к нулю, - подчеркнул он. - Да и сейчас они составляют 10,5% (при 16% в Европе). Это выглядит так, словно нашу отрасль просто «сдали» при переговорах.

Но, раз уж мы вступили в ВТО, давайте хотя бы защищать свои интересы доступными методами. Нам предлагают проводить антидемпинговые расследования. Но для бизнеса это сложно: во-первых, все данные закрыты, а во-вторых, нам непросто выделить на это деньги. Я  считаю, что это вопрос государственный: именно государство должно инициировать и даже финансировать проведения антидемпинговых расследований, не бросая на произвол судьбы собственную промышленность в условиях, когда против нас работает китайская государственная машина, и мы конкурируем с китайскими  предприятиями, которые платят в 5 раз меньше налогов».

 Госзаказ недоступен

Вновь был поднят наболевший вопрос о госзаказах, которые не достаются российским предприятиям. Как отметил Денис Пак, движение здесь есть: первым этапом станет запрет на использование импортных тканей при закупках для нужд федеральных структур. Следующий этап – распространение этой меры на закупки для нужд субъектов федерации.

«Речь идет даже не о запрете на использования импортных тканей, а о ценовом приоритете для отечественных, - говорит Денис Пак. - Кроме того, в ближайшем будущем работа по формированию госзаказа будет строиться не в рамках закона «О госзакупки» (94 ФЗ), а в рамках нового закона о контрактной системе. Соответствующее постановление Правительства РФ уже подготовлено и проходит согласование».

Представители отрасли увязывают с вопросами госзаказа и производство школьной формы. Большие надежды возлагались на закон о школьной форме. Но окончательная редакция закона производителей не устроила: обязательного введения формы единого образца они не дождались. Более того, у многих были проблемы, поскольку школы в ожидании закона отказывались от уже сделанных заказов.

«Я встречался с Союзом производителей школьной формы, мы внесли в закон свои поправки и передали в Министерство образования РФ, - отмечает Денис Пак. – Но Минобрнауки с нашими предложениями не согласен. Поскольку школьная форма покупается родителями, Министерство считает, что ограничивать их в выборе нельзя».

Впрочем, многие производители и сейчас полагают, что на Минобрнауки следовало бы надавить.

«Нам тоже нравятся далеко не все законы, которые есть в стране, но мы их выполняем», - говорит директор фабрики «Славянка» (Псков) Елена Косенкова.

 Деньги «в драку»

Сейчас Минпромторг вернулся к обсуждению вопроса о возможности прямого субсидирования части затрат предприятий, вкладывающих средства в развитие производства.

«Минфин не против, если предприятия возьмут на себя определенные обязательства», - отметил Денис Пак.

«Это давно пора сделать, - считает Владимир Денисенко. - Только на проект «Титановая долина» в Свердловской области государство выделяет 4 млрд рублей. Огромные средства идут на поддержку автомобильной промышленности. На этом фоне поддержка легпрома (около 1 млрд рублей в год) не выглядит громадной. Денег не хватает – они в драку!»

Впрочем, как пояснили представители Минпромторга, драка, в основном, разгорается вокруг субсидий по кредитам на сырье. А вот часть средств на субсидирование кредитов на техперевооружение в прошлом году за невостребованностью «подняли» в бюджет.

«Мы могли бы постараться увеличить сумму поддержки, - пояснил Денис Пак. – Но только в том случае, если продемонстрируем, что средств действительно не хватает. А для этого вы должны подать документы раньше».

Руководители предприятий возразили, что обратиться за поддержкой раньше часто невозможно, поскольку есть определенный график платежей.

Более того, до сих пор многие руководители предприятий, закупая оборудование на 15-20 млн рублей в год, не пользуются субсидиями, потому что им неудобно выделять эти средства из общего объема кредитов (взятых, например, на пополнение оборотных средств).

 Нужен отечественный «Черкизон»

Но вот что «болит» абсолютно у всех, кто связан с легпромом, – это вопросы торговли. Как подчеркнул Денис Пак, главная проблема отрасли сегодня – это падение спроса. Эту тенденцию подтверждают и производители.

Фактически предприятия оказываются «отрезанными» от возможности продавать свою продукцию. Покупатели, может быть, и рады были бы купить отечественный товар, но как им это сделать? Торговые центры заполнены монобрендовыми магазинами (за которые все специалисты по ритейлу так ратовали несколько лет назад), сети забиты импортным товаром, рынки – тоже. А развивать собственную торговую сеть не каждому предприятию под силу (как отметил Владимир Денисенко, успешные примеры единичны).

Иваново на этом фоне выгодно выделяется: здесь хотя бы есть отраслевые текстильные центры, где можно купить местную продукцию. И спрос на нее велик.

Генеральный директор Брянского камвольного комбината Евгений Томак высказал оригинальное предложение: создать для российских производителей некий аналог «Черкизона» - почившего в бозе Черкизовского рынка, куда съезжались оптовики со всей страны.

«Это должно быть место, где мелкие оптовики могли бы закупаться по принципу: приехал, заплатил и уехал, - сказал Евгений Томак. – А торговать там должны предприятия, которые войдут в единый реестр реальных производителей товаров легкой промышленности».

Кстати, подобные центры есть во многих странах мира (например, под Парижем, под Стамбулом).

«Есть и другой вариант, - говорит Евгений Томак. - Обязать торговые сети выделить для отечественных производителей не менее 30% площадей, возложив контроль на местные органы Госимущества. Или субсидировать для предприятий часть арендной платы за торговые площади. Вы не хуже меня знаете, что в Москве есть торговые центры, где за аренду 100 кв. м. в год придется выложить до 16 млн долларов. Это чем же таким нужно там торговать, чтобы эта сумма окупалась?»

С предложением субсидировать ставки по аренде согласились многие производители. Но представители Минпромторга оценили перспективу кисло, отметив, что Минфин на такие траты не пойдет.

 Закрывая совещание, Александр Круглик оптимистично заговорил о предстоящем кризисе (причем как о чем-то решенном): «Наступает кризисное время. Мы уже пережили два кризиса. Практика показала, что легкая промышленность выходит из них первой и с наименьшими потерями. Надеемся, что так будет и в этот раз».

Хотя производители не столь оптимистичны: сегодня отечественная легкая промышленность гораздо больше, чем в 1998 году зависит от ввозного сырья, комплектующих и оборудования.

Реплики по теме 

Елена Косенкова:

Рынок сбыта сужается по разным причинам. Нас теснит импорт. В этом году мы отстаем по реализации на 50%. Сегодня торговые центры диктуют нам условия сотрудничества, заставляют сбрасывать цены. А сбрасывать нам нечего.

 Владимир Денисенко:

Только единицы предприятий в состоянии вкладывать средства в торговую недвижимость. Остальные отрезаны от торговли

 Александр Круглик:

Деловой климат в стране ухудшается. После того, как были увеличены налоги на малый и средний бизнес в России закрылись (или ушли в тень) порядка 300-400 тысяч малых предприятий. Надеемся, что новый состав Минпромторга включится в работу.

 Евгений Томак:

Для реальных производителей необходима единая оптово-розничная торговая площадка, некий аналог «Черкизона», куда могли бы приезжать оптовики

 Денис Пак:

На мой взгляд, главная проблема отрасли – это падение спроса на продукцию

 

 

01 Марта 2014, 11:26 +388

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...