Телмана Ферояна не пустили на судебное разбирательство по делу его сына Мамо

Дело в том, что в суде его еще не опрашивали

В Ленинском районном суде 30 декабря продолжилось судебное разбирательство по делу Мамо Ферояна. На заседание пришел отец подсудимого Телман Фероян, но его, как еще не опрошенного свидетеля, в зал судебного заседания не пустили. Планировалось, что в этот день будут допрошены три свидетеля: Паспоротников, Поляков и Костылев – все сотрудники полиции. Но на заседание, которое началось с получасовой задержкой, свидетель Костылев не явился.

Первым в суде дал показания инспектор ДПС Павел Паспоротников. Оказалось, что 35-летний инспектор знаком с Мамо Ферояном по выпускам новостей, но неприязни к подсудимому не испытывает. Паспоротников служил вместе с Евгением Харанеко в батальоне ДПС в одном взводе и в одном отделении с 2009 года. В 2009-2010 они даже вместе работали в одном экипаже. По словам свидетеля, Евгений Харанеко порядочный, ответственный жизнерадостный человек, на которого всегда можно положиться. Харанеко не испытывал каких-либо неприязненных чувств к представителям других национальностей.

По словам Паспоротникова, вечером 23 июля он вместе с напарником Андреем Федорцовым находился в районе пересечения улицы Куконковых и проспектаСтроителей, куда они были вызваны по ложному сообщению о наезде на пешехода. Затем дежурный сообщил, что экипаж №129 (машина Евгения Харанеко), работающий на месте ДТП на пр. Строителей, не выходит на связь. Более подробной информации в дежурной части экипажу Паспоротникова не дали.

Когда Павел Паспоротников прибыл на место аварии, там был участник аварии – водитель автомобиля Toyota.  Паспоротников увидел и Евгения Харанеко, сидящего на бордюре со стороны дома №24 по пр. Строителей. Харанеко сидел неподвижно, опустив голову на колени. Голова и лицо инспектора, по словам свидетеля, были опухшими из-за сильнейших гематом, но крови не было. На происходящее вокруг Харанеко не реагировал, а когда Паспоротников сказал ему, что должен забрать у него оружие, тот ему не ответил. Следуя инструкции, Паспоротников забрал у Харанеко оружие и значок полицейского. По словам Паспоротникова, кобура открыта не была, пистолет находился на месте.

Рядом с избитым инспектором сидела женщина 40-45 лет. Она поддерживала Харанеко, чтобы он не упал. Именно она с помощью прохожих оттащила Харанеко с проезжей части на обочину, сразу после того, как его избили. По словам Паспоротникова, когда через 15 минут на место происшествия прибыла скорая помощь, то Харанеко самостоятельно лечь на носилки не смог – потребовалась помощь четырех человек.

На месте происшествия Паспоротников опросил около шести свидетелей (точное количество он назвать не смог). Некоторые из свидетелей говорили, что инспектора повалили и били ногами по голове, кто-то рассказывал, что били Харанеко палками, кто-то, что кастетом, кто-то видел, как избивавшие просто прыгали у инспектора на голове. Водитель японского внедорожника, участник аварии, заявил, что вообще ничего не видел.

Вспомнить на судебном заседании, что рассказала ему женщина, сидевшая рядом с Харанеко, Паспоротников не смог. Поэтому прокурор Антон Копейкин зачитал показания Паспоротникова, данные им на стадии предварительного следствия. Согласно протоколу, сделанному 2 августа 2013 года, женщина пояснила инспектору ДПС следующее: «…произошла авария. Инспектор ДПС приехал один. На проезжей части стояли лица кавказской национальности. Инспектор попросил их покинуть проезжую часть. Они отказались это делать. Затем Харанеко своей рукой попытался подвинуть одного из лиц кавказской национальности. После чего один из парней ударил Харанеко своей рукой в область головы. От его удара сотрудник ДПС упал на асфальт».

Судья поинтересовался у Паспоротникова, не захотелось ли тому, выслушав столько разных свидетельских показаний, выяснить, что же на самом деле произошло в тот вечер на пр. Строителей и спросить об этом у самого Евгения Харанеко. Тем более что Паспоротников находился с потерпевшим не просто в приятельских, а в доверительных отношениях. Однако, по словам Паспортникова, Харанеко ни разу не рассказал о том, что же на самом деле произошло в тот вечер на пр. Строителей: «Я такой вопрос даже не поднимал. Если бы он хотел что-то сказать – он бы сказал. Он сам ничего не говорил, я не спрашивал. Он сейчас мало с кем общается. Хочет забыть».

Адвокат Татьяна Сперанская попыталась выяснить, каково было состояние дорожного полотна на пр. Строителей сразу после аварии. По словам Паспоротникова, дождя в тот момент не было, дорога была сухая и ровная. На вопрос Сперанской, не было ли на дороге осколков после ДТП, инспектор Паспоротников ответил, что осколки были, но находились они под автомобилями, попавшими в аварию. На проезжей части, по которой двигались автомобили, объезжавшие аварию, и где затем произошел конфликт между Харанеко и Ферояном, осколков не было. Напомним, что, по словам свидетеля Сергея Катавасова (сводного брата Мамо Ферояна, осужденного за кражу видеорегистратора из машины Харанеко), инспектор ДПС упал на асфальт сам, когда Мамо Фероян с силой выдернул свои запястья из рук сотрудника полиции.

Затем был допрошен инспектор по исполнению административного законодательства Роман Поляков. Он тоже был знаком с Харанеко и охарактеризовал инспектора как бесконфликтного человека, не имеющего расовых и национальных предрассудков. По словам Полякова, 23 июля он находился на суточном дежурстве. На место аварии прибыл приблизительно через полчаса после вызова. Он занимался оформлением схемы ДТП и протокола осмотра места происшествия. После этого организовал вывоз попавших в ДТП авто с места происшествия.

По словам Полякова, у Hyundai Accent была деформирована передняя часть кузова, у автомобиля Land Cruiser Prado – задняя. Корейская легковушка как бы «поднырнула» под японский внедорожник, рассказал Поляков. Дорожное полотно на участке, где произошло ДТП, было ровное, с только что отремонтированным покрытием. Посторонних предметов на дороге не было. На месте аварии был только водитель автомобиля Land Cruiser Prado. О том, что на месте ДТП пострадал сотрудник полиции, Поляков узнал, по его словам, только в момент составления протоколов. При этом он не поинтересовался у других инспекторов, каким именно образом получил ранения его коллега. По словам Полякова, главным для него в тот момент было правильно заполнить все документы и убрать машины с проезжей части.

У второго свидетеля адвокат Татьяна Сперанская также попыталась выяснить, были ли на месте аварии какие-либо осколки. Роман Поляков заявил, что все осколки были под машинами, а таких осколков на проезжей части, о которых по инструкции  следует писать в протоколе, на месте аварии не было. Осколки могли оказаться на проезжей части, только когда столкнувшиеся машины начали бы разжимать.

В заседании суда объявлен перерыв до 31 декабря. Во вторник планируется допросить мать Мамо Ферояна, жену Евгения Харанеко, участника аварии, который был за рулем Land Cruiser Prado, а также не пришедшего 30 декабря инспектора ДПС Костылева, сотрудника ОВО Миронова.

 

 

 

30 Декабря 2013, 19:57 +736

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...