Три в одном

Блицкриг Все случилось скоропостижно. Я бы даже сказал, нечаянно. Ух, ты! И уже женский голос сообщает, что за на улице не унылые минус 7, ветер 3-6 метров в секунду, сопровождаемый обильным снегопадом, а вполне комфортные далеко за плюс 20. Правда, между «ух» и «ты» были некие недопонимания со стороны родных и близких, кое-какие нерешенные дела. Даже думать об этом не хочется. В общем, утомившись от предвыборной кампании, мы с редактором одной из ивановских газет отправились на жалкие четыре ночи в теплые края - в Египет. Сразу хочу отметить, что рассказ вовсе не об этой стране. О приморском Египте, в котором реально пробыл около трех суток, писать нечего. Если в двух словах – полная фигня. Пустыня пустыней, отель отелем. А про Красное море и так все знают – оно великолепно, не зависимо от того, в какой стране находится. Это же стихия. Импульсивное желание не ограничиться Египтом, а еще заскочить на Землю обетованную оказалось стратегически правильным. Во-первых, просто прикольно, убежав из российской зимы, всего на четверо суток, посетить сразу три государства. Во-вторых, четверо суток тупого пляжного отдыха посреди российского бессезонья могло произвести ненормальное впечатление на организм. В общем, мы решили махнуть в Израиль и Палестину. Граница на замке От нашего весьма уважаемого туроператора тур на сутки из Шарм-эль-Шейха в Иерусалим и Вифлеем стоил 180 баксов на человека. То же, но за пределами отеля – сотку. Как хотите – можете слушать жуткие истории от туроператора про кидалово, если брать путевки за пределами отеля, и переплачивать. Можете, наплевать. Лично я никогда не покупаю туры в отеле, и ни разу об этом не пожалел. В общем, 100 баксов и через два с половиной часа мы на границе Египта с Израилем, о которой рассказ отдельный. Ходят слухи, что кто-то умудрялся пройти границу за полчаса. Видимо, это был очень везучий человек. Лично мне показалось, что меньше двух часов переход не может занять в принципе. Мы переходили – три. Веселили украинцы, сокрушавшиеся, что не взяли с собой пива. Раздражали израилитяне, проходившие без очереди, – они возвращались из египетских казино. Игорный бизнес в Израиле запрещен, как и в России. Чуть напрягали еврейские девушки на паспортном контроле. Они так строго спрашивали: «Ду ю спик инглиш», что многие терялись. Начинали на ломаном русском утверждать, что не то, что по английски не понимают, но и родной почти забыли. Все были напуганы рассказами про то, что у израилитян очень строгий пропускной режим. Кстати, уже на обратном пути выяснилось, что из нашего потока троих так и не пропустили. Без объяснения причин. Особенности коммерческого православия Выехав из отеля в 19.15, в 6.30 мы были на Мертвом море. Весьма мертвое море (хотя скорее, озеро) впечатление производит, даже, несмотря на то, что задержались мы там всего на час. Несколько суматошно, но весьма забавно. Забавно, как цены в местном бутике с дарами Мертвого моря, суматошно, как отчаянные попытки смыть местную грязь, которой в самом море не заметно, но в бутике купить можно. Неприглядный кусок черного мыла, чтобы грязь смыть, здесь стоит 5 долларов. Еще полтора часа до Иерусалима по левой стороне можно созерцать красоты Иудейской пустыни. По правой – побережье пересыхающего Мертвого моря. Несмотря на некую однообразность, по обе стороны зрелище весьма завораживающее. Не хотелось даже вспоминать о Радике, но умолчать об этом персонаже все-таки невозможно. С гидом нам не повезло катастрофически. Палестинец, родился в том же городе, где Иисус, учился в киевском институте физкультуры, где выучил русский язык, но, увы, не до той степени, чтобы проводить экскурсии. И если с корявым русским Радика смириться было можно, то некоторыми чертами его характера – никак. Этот воинствующий православный палестинец был омерзителен. Его рассказы были излишне тенденциозны, переполнены православной патетикой и пренебрежением к другим религиям и конфессиям. Но больше всего поражало абсолютно хамское отношение к экскурсантам. Девушка, посмевшая купить сувенир не там, где он настаивал, подверглась публичному бичеванию на специально организованном заседании всей группы. Еще одна дама осмелились в церкви спросить, где можно приобрести магнитик на холодильник. Это привело Радика в ярость. Он собрал в очередной раз всю группу и разразился гневной проповедью о том, что он, благочестивый, водит нас для того, чтобы мы прониклись святостью мест, в которых даже мысли о магнитиках могут довести до Геенны огненной. Вся богобоязненность Радика наглухо исчезла, как только мы приехали в Палестину. У нас не было ни секунды передышки в замечательном Иерусалиме, но в «единственном магазине, где продается действительно качественный товар» гид устроил остановку на 40 минут. Для сравнения: у гроба Господня – минут 20 с учетом очереди, у Стены плача – 10 минут, по кварталам старого Иерусалима – марш-бросок без задержек. Ничего удивительно, что «действительно качественный товар» в магазине стоил раз в 10 дороже, чем в любой мелкой лавчонке, коих пруд пруди. Впрочем, довольно о Радике! Это ходячее православное недоразумение хоть и мешало, но не смогло испортить впечатление о поездке. Итак, Иерусалим. Старый Иерусалим Все, конечно, бегом, но впечатлений море. Стена плача, часть пути на Голгофу, Храм Гроба Господня – впечатляют. Кого чем. Меня – нехристя – необычностью. Впрочем, слово «необычность» здесь не совсем уместно. Проще сказать, я офигел. А еще больше офигел, когда от Стены плача мы нестройной подгоняемой шеренгой побежали по кварталам Старого Иерусалима. Мусульманский - самый большой квартал из четырех, населяют арабы, приехавшие из окрестных деревень, после того, как евреи и христиане покинули эти места. Самый грязный, но самый интересный. Запах на грани противного, но каким-то чудом не переходит эту грань. Объяснить трудно, езжайте сами и придумывайте слова сами. В тесных улочках торгуют всем чем угодно: от поношенных башмаков до сувениров. Кое-где сидят колоритные дедушки с кальянами. Христианский квартал сам по себе не был бы примечательным, если бы в нем не располагалось около 40 церквей и монастырей для паломников. На вид – бедненько. Кстати, именно в центре этого квартала находится Храм Гроба Господня. Еврейский квартал, а вернее, та его часть, по которой мы прошли, выглядит самым чистым. На каждом шагу встречаются ортодоксы в пейсах и широкполых шляпах. Еще меньше, чем о Еврейском квартале, могу сказать об Армянском . Радик об этом квартале скромно умолчал. О его существовании я узнал из интернета, уже вернувшись в Иваново. А интернет говорит, что Армянский квартал - самый маленький квартал Старого города. Армяне начали селиться в Иерусалиме из религиозных побуждений примерно в то же время, когда начал строится и Христианский квартал. Это один из самых закрытых, замкнутых и немноголюдных кварталов Старого города, туристов здесь не очень-то жалуют. Армяне живут своей немногочисленной и замкнутой общиной, говорят на своем языке, учатся в национальных школах. Так вот, не у Стены плача, не в Храме Христа Господня я понял, что обязательно еще раз приеду в Иерусалим. Я приеду для того, чтобы побродить по кварталам Старого города. Чтобы почувствовать его жизнь. И наплевать на то, что она в чем-то заточена под таких праздношатающихся туристов, как я. Я буду бродить по этим узким улочкам, вдыхать весьма необычные запахи, болтать по басурмански с дедушками, курящими кальян, давать затрещины малолетним карманникам, которых там не мало, торговаться за какую-нибудь безделушку. Даже рискну и съем что-то готовящееся в чане прямо на улице. И пусть для этого мне понадобится все мужество и горсть антисептиков… Палестина В общем, Иерусалима мне не хватило. Мы спешно ринулись в Палестину, а в первую очередь в тот самый магазин «с самыми качественными товарами». На магазине останавливаться не буду, а о том кусочке Палестины, где побывали, расскажу конспективно. Так конспективно, как само посещение. Израиль отделен от Палестины восьмиметровой бетонной стеной, украшенной граффити. Стена есть, границы для нас – пассажиров туристического автобуса – нет. Впрочем, отличие от Израиля заметно – грязь. В смысле, мусор. Вифлеем, судя по всему, город любопытный, но, благодаря нашему гиду-вифлеемцу, проникнуться местом, где, по всем данным, родился Иисус Христос, не удалось. Сама Церковь Рождества Христова чем-то напоминает Мавзолей Ленина советского периода. Большая очередь, сумбурно, темно. Кто-то благоговеет, кто-то просто любопытствует. На родину – в Египет Путь из Земли обетованной в Египет был тоже замысловат. Не хочу акцентировать внимание на том, что только из-за меня очередь через границу задержалась минут на 20. Отмечу лишь то, что моя фотография в паспорте вызвала много вопросов у пограничников. Понадобилось время, чтобы убедить их в том, что за пару лет мне удалось скинуть килограммов 15 и сбрить растительность на лице. Основные проблемы начались потом. Когда уже вроде бы все перешли границу и вернулись на родину – в Египет, появилась информация, что пара туристов где-то пропали. Искали потерявшихся часа два, не нашли. Их судьба так и осталась невыясненной. Может, в Израиле остались, а может, случайно в Иорданию забрели – там совсем рядом. Вернулись в отель в 3.30. Таким образом, все путешествие заняло около тридцати двух часов, из которых около четырех – переходы границ, около четырнадцати – различные переезды. Пропорции негуманны, но - ни капли сожаления. Многие потом спрашивали, стоило ли путешествие таких погранично-транспортных мучений. Что тут ответить – попробуйте. Алексей Котляр alex@chastnik.ru
13 Апреля 2010, 09:04 +58

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...