В деньгах счастье

Владислав Волотко, Анна Семенова Животноводство в Ивановской области попало в замкнутый круг: низкая рентабельность не позволяет получать реальную прибыль, а ее отсутствие мешает внедрять технологии, снижающие себестоимость продукта. Скота все меньше, птицы все больше Трудно, пожалуй, найти отрасль, чьи проблемы носили бы столь парадоксальный характер, как в сельском хозяйстве. С одной стороны, люди едят ежедневно, а потому и спрос на продукцию агропрома всегда высок. С другой, вся отрасль вот уже много лет дышит на ладан и, если верить некоторым ее представителям, давно уже приказала бы долго жить, если бы не господдержка. Показатели действительно выглядят неутешительно. Объемы производства продукции животноводства продолжают сокращаться: в 2009 году они снизились на 0,7%. Производство молока в 2009 году достигло 170,6 тыс. тонн (в 2007 году – 181,1 тыс. тонн). Это, как отмечают сами аграрии, связано с падением закупочных цен на него в этот же период – для многих хозяйств его производство стало полностью невыгодным. Как вспоминает председатель СПК «Ленинский путь» Мугай Мугаев, на рубеже 2007-2008 годов отпускная цена литра молока достигала 14 рублей за литр, а в настоящее время она составляет 11 рублей. По оценке начальника областного департамента сельского хозяйства и продовольствия Дмитрия Дмитриева, в 2009 году рентабельность производства молока, ранее достигавшая 11,3%, упала до 1,7%. Мясное животноводство, впрочем, тоже продолжает приносить убыток. По данным Дмитриева, в 2009 году в целом по области он составил 138 млн рублей. Все это особенно впечатляет, если взглянуть на уровень поддержки, оказываемый региональному сельскому хозяйству государством. В 2009 году она составила 681 млн рублей из областного и федерального бюджетов. Если учесть, что более 80% всего сельского хозяйства Ивановской области приходится именно на животноводство, можно сделать вывод, что в него и «вкачали» основную часть этой суммы. То есть, реальный убыток отрасли может исчисляться суммой, значительно превышающей 0,5 млрд рублей. Председатель СПК им. Дзержинского Гаджи Зайнудинов считает, что если бы не поддержка государства, то животноводства могло бы уже не быть. Здесь интересно сравнить ситуацию в мясном животноводстве и птицеводстве. В то время как мясное животноводство приходит во все больший упадок и живет на дотациях, птицеводство находится на подъеме. Производство мяса птицы выросло в 2009 году на 12%. В первом полугодии текущего года прирост составил 3,3%, а производство яиц выросло на 27%. В результате 3 птицефабрики региона полностью покрывают потребности региона в яйцах, а ОАО «Ивановский бройлер» является ключевым игроком в сегменте мяса птицы. «Птицеводство развивается достаточно активно, потому что выращивание курицы требует гораздо меньших затрат, нежели выращивание свиней или крупного рогатого скота, - объясняет исполнительный директор ОАО «Птицефабрика «Кинешемская» Сергей Лавров. – Соответственно, затраты здесь гораздо ниже. К тому же, мясо курицы воспринимается положительно всеми религиозными конфессиями, благодаря чему спрос на него всегда велик». В 2009 году произведено почти 19 тыс. тонн мяса птицы (в 2005 году – 13,3 тыс.), а уже в 2012 году ожидается производство на уровне 30 тыс. тонн. Сергей Лавров соглашается, что возможности для роста есть, поскольку 15% рынка все еще обеспечивается импортной курятиной, и эту нишу отечественные производители планируют постепенно занимать. Прирост производства яиц, по прогнозу Лаврова, будет происходить медленно – на 2-3% в год. Однако уже скоро перед российскими производителями может открыться большой европейский рынок. «У них с 2012 года действует запрет на содержание кур в клетках, - объясняет Сергей Лавров. – Вместо этого вводится выгульное содержание. Это приведет к тому, что производимые у них яйца подорожают в 2-3 раза. Мы попытаемся занять эту нишу, предлагая более дешевую продукцию (тем более что способ содержания кур на качество яиц никак не влияет)». Обжегшиеся на молоке В животноводстве же буквально все обстоит с точностью до наоборот. Во-первых, выращивание скота требует огромных вложений. Например, чтобы вес свиньи увеличился на 1 килограмм, необходимо скормить ей 7-8 килограммов кормов. Сам процесс выкорма свиньи, равно как и коровы, длится гораздо дольше, чем выращивание курицы. Как следствие, оборот денег происходит здесь гораздо медленнее. Кроме того, выращивание скота требует дополнительной техники: например, для заготовки кормов. При этом используется техника редко и окупает себя долго. «Кормоуборочный комбайн стоит 10 млн рублей, но эксплуатируется лишь 2 месяца в году, - рассказывает председатель СПК им. Дзержинского Гаджи Зайнудинов. – А посевной комплекс за 5 млн и вовсе используется две недели». Причем ивановские аграрии давно уже стараются пользоваться преимущественно импортной техникой (в том числе собранной по лицензии в России из импортных комплектующих). Стоит она в 2-3 раза дороже российской, но, как уверяют аграрии в один голос, пользоваться отечественной продукцией себе дороже: из-за низкого качества она часто ломается, и простои оборачиваются прямыми убытками. Однако регулярно покупать современную качественную технику удается лишь немногим. По оценке депутата Ивоблдумы и совладельца совхоза им. Арсения Надежды Ясниковой, не более 10 хозяйств Ивановской области ведут сегодня перевооружение и строительство новых животноводческих комплексов. При этом в области насчитывается 176 сельхозпредприятий, и изношенность основных фондов, по оценке Дмитрия Дмитриева, достигает 80%. Проблемы с перевооружением, по словам Мугая Мугаева, возникли из-за падения закупочных цен на молоко при одновременном резком увеличении его себестоимости. Рост себестоимости, по его мнению, произошел именно потому, что некоторое время назад большинство хозяйств стали вкладывать деньги в обновление основных фондов. В 2007 году, когда за молоко давали по 14 рублей, многие стали инвестировать в свое развитие. Все расходы на покупку новой техники и строительство, естественно, были заложены в себестоимость. Все было бы нормально, если бы закупочные цены в 2009 году не упали. «По нашим планам, себестоимость молока составит в этом году 11 рублей, и закупочная цена тоже находится в районе 11 рублей», - говорит Мугаев. Он убежден, что цены на молоко искусственно сдерживаются крупными переработчиками (имеются в виду холдинги федерального масштаба). «Нам пытаются внушить, что молока слишком много, но в реальности его не хватает, - возмущается Мугаев. – Просто производители молочных продуктов в огромном количестве ввозят из-за рубежа сухое молоко и пальмовое масло. Посмотрите внимательнее на состав мороженного, сливочного масла, других продуктов – там очень много растительных добавок». Председатель совета директоров ОАО «Ивановоплем» Борис Большаков тоже считает, что молока в регионе действительно не хватает, однако продавать сырое молоко не очень выгодно. «Этот рынок очень подвержен ценовым колебаниям, причем не только сезонным, - говорит он. – Наиболее серьезное влияние оказывает Белоруссия со своим дешевым порошковым молоком. Очень многое зависит от состояния российско-белорусских отношений, насколько мы допускаем на свой рынок молоко по демпинговым ценам. К сожалению, получается так, что мы поставляем в Беларусь дешевые энергоносители, которые в конечном итоге оборачиваются демпингом на сельхозпродукты на территории РФ. Это наносит ущерб нашему сельскому хозяйству и подрывает наш внутренний рынок. На мой взгляд, нам необходимо задумываться о переработке молока, чтобы хотя бы часть его расфасовывать и перерабатывать в кисломолочные продукты, востребованные на региональном рынке. Но это будет следующим этапом развития нашего аграрного бизнеса». Видит око, да денег не хватает Теоретически, путь решения проблемы низкой рентабельности очевиден абсолютно всем: необходимо снижать себестоимость продукции. «Необходимо внедрять новые технологии, - говорит Гаджи Зайнудинов. – Например, сегодня у нас 50-60 голов скота обслуживает 1 человек, а можно поставить новое оборудование, благодаря которому 1 человек сможет обслуживать по 500 голов. Однако речь идет исключительно об импортном оборудовании, потому что у нас подобного не производят». Необходимо вести племенную работу, увеличивать поголовье и улучшать кормовую базу», - добавляет Надежда Ясникова. «Модернизация в перспективе дает большую пользу, однако сначала нужно вложить в это деньги, которых у большинства хозяйств нет» – соглашается Мугай Мугаев. Однако реализовать все это на практике чрезвычайно проблематично, поскольку чтобы внедрить что-нибудь новое, нужно за него сначала заплатить. А денег-то у аграриев как раз и нет. И не только низкая цена молока мешает сельхозпроизводителям наскрести хоть какой-нибудь капитал. Практически то же самое происходит и с ценами на мясо. «Мы не способны конкурировать с импортной продукцией, потому что она дешевле - говорит Гаджи Зайнудинов. – Поэтому производители предпочитают мороженное импортное мясо. Если они и соглашаются покупать у нас свежее, то лишь по невыгодной для нас цене». Зайнудинов, впрочем, признает, что производимым в регионе мясом могли бы заинтересоваться средние мясоперерабатывающие предприятия (в первую очередь их бы заинтересовала перспектива упрощения логистики), однако таковых у нас не осталось. Есть лишь небольшие цеха, однако увеличивать производство лишь ради них экономически нецелесообразно – соотношение расходов и доходов получается не в пользу аграриев. Мугай Мугаев добавляет, что при мелкооптовых поставках сельхозпредприятия слишком сильно ощущают сезонные колебания спроса со стороны переработчиков. Летом, например, резко падает спрос на свинину, однако регулировать поголовье столь же быстро невозможно. Эта проблема не так остра при крупном производстве, поскольку затраты на единицу продукции гораздо ниже, и, как следствие, колебания не столь заметны. Поэтому в идеале для регионального животноводства, по мнению Мугаева, было бы выгодно поставлять мясо, например, на московские мясокомбинаты. Он считает, что те покупали бы ивановское мясо, если бы местные аграрии могли предложить объемы, соответсвующие масштабу комбинатов. Однако для этого необходимо увеличить поголовье скота в разы. А это снова деньги на строительство коровников и свиноводческих комплексов, на закупку оборудования и т.д. От многих проблем свободны хозяйства, создающиеся с нуля. Их главное преимущество в том, что у них есть деньги, на которые можно сразу строить современные животноводческие комплексы и закупать современное оборудование. Правда, таких проектов еще не очень много. «По некоторой информации, мы сейчас являемся одними из немногих инвесторов, которые вкладывают деньги в развитие сельского хозяйства на территории Ивановской области, - говорит Борис Большаков. - Не могу сказать, что я с энтузиазмом начинал работу в сфере сельского хозяйства, потому что общий имидж этой отрасли как бизнеса был и остается достаточно негативным, особенно у нас в области. Однако любой бизнес, если его нормально организовать, может приносить доход. Думаю, что проблемы отрасли связаны, прежде всего, с общими проблемами в экономике. Просто сельское хозяйство требует долгосрочных инвестиций, адлинные деньги на рынке сейчас получить тяжело. У нас же есть долгосрочный инвестор. Кроме того, сельское хозяйство требует очень четкой, выверенной экономической политики. Чуть-чуть по затратам перебрал – все, ушел в убытки». Инвесторы боятся Впрочем, Гаджи Зайнудинов сомневается, что даже при внедрении передовых технологий мы сможем создать столь же эффективно сельское хозяйство, как за рубежом. По его мнению, есть факторы, которые не зависят от сельхозпроизводителей. «Мы были в Германии и видели, что там аргентинский соевый шрот стоит в пересчете на наши деньги 8 рублей за килограмм, - рассказывает Зайнудинов. – А у нас его продают по 20 рублей, и я даже не знаю, почему так происходит. Однако при такой разнице в стоимости кормов конкурировать очень сложно». Председатель Агропромышленной ассоциации Ивановской области Владимир Алфеев обращает внимание на влияние человеческого фактора на проблемы регионального сельского хозяйства. «У трудящихся на селе очень низкая мотивация, - говорит он. – Плачевное состояние сельхозпредприятий мешает повышать зарплаты, поскольку сельское хозяйство чрезвычайно трудоемко. Это сказывается на результатах труда». Получается, что ивановское (да и вообще российское) сельское хозяйство, за исключением новых проектов, находится в замкнутом круге: чтобы сделать его эффективным, необходимы большие вложения, однако денег нет как раз по причине неэффективности. По мнению Мугая Мугаева, разорвать этот круг может только государственная поддержка, поскольку самостоятельно сельхозпредприятия денег не найдут. «Хотя наиболее сильные хозяйства остались бы», - уточняет. Он обращает внимание, что уже давно идет процесс постепенной скупки сильными хозяйствами земель слабых. Дмитрий Дмитриев тоже считает, что это правильный путь. Он говорит, что треть хозяйств области имеют производительность менее 2,5 тыс. килограмм в год на корову – при таких показателях деятельность предприятия заведомо неэффективна. Единственный путь, по мнению Дмитриева, это смена собственников и реструктуризация этих бизнесов. «Небольшие сельхозпредприятия могли бы объединяться в холдинги, чтобы более эффективно разделять свои функции, вводить специализацию хозяйств внутри холдинга, - вновь добавляет Мугай Мугаев. – Все это позволило бы повысить общую эффективность их деятельности». Он, впрочем, уточняет, что это должно сопровождаться более жестким квотированием ввоза импортной продукции, а также борьбой с ценовым диктатом монополистов. То есть, зарабатывать деньги на сельском хозяйстве вроде бы и можно, однако нестабильность ценовой конъюнктуры, по общей оценке, пугает как потенциальных инвесторов (вследствие чего их очень мало), так и самих аграриев. Последние опасаются что-то радикально менять и искать деньги для инвестиций, поскольку не уверены, что цена на молоко и на мясо будет достаточной, чтобы все это окупить. Комментарий Борис Большаков, председатель совета директоров ОАО «Ивановоплем»: - Да, мы участвуем в госпрограммах стимулирования сельхозпроизводства. Так, государство компенсирует 2\3 стоимости племенного скота, ввозимого из-за границы, есть субсидии при покупке племенного скота внутри России. Таким образом стимулируется формирование качественного стада. Это очень существенная поддержка. Кроме того, компенсируется часть ставки по лизинговым программам, по целевым кредитам на развитие села, по минеральным удобрениям и др. Хотя, конечно, хотелось бы, чтобы субсидии были больше. Без целевой поддержки государства село сейчас не выживет, потому что оно доведено до очень тяжелого состояния.
14 Июля 2010, 17:15 +75

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...