Владимир Егоров: «Мы неправильно относимся к реформам»

Председатель Совета ректоров высших учебных заведений Ивановской области Владимир Егоров считает, что высшую школу ждут труднын времена

Елена Новгородова, журнал «1000 экз.»  У ректора ИвГУ и председателя Совета ректоров высших учебных заведений Ивановской области Владимира Егорова свое мнение насчет того, отчего высшая школа сегодня переживает не лучшие времена. Он считает, что в 1990-х годах были нарушены многие основополагающие принципы ее существования и сейчас мы вынуждены преодолевать последствия этих решений.  - В 1990-е почему-то сочли, что в стране слишком мало специалистов с высшим образованием (я так никогда не считал) и сделали ставку на их массовую подготовку, разрешив вузам открывать филиалы, - приводит первый пример Владимир Николаевич. - К чему это привело? К дискредитации высшего образования, к процветанию коррупции. По сути, была организована торговля государственными дипломами. По высшей школе был нанесен просто колоссальный удар. Потом началось массовое переименование институтов в академии и универси­теты. Зачем? Массачусетский технологический институт стабильно входит в пятерку самых востребованных вузов Земного шара и ничуть не стесняется того, что он институт. Переименование в университет – отнюдь не безобидная вещь. Чтобы оправдывать свой статус, университет должен предлагать широкий спектр универсальных специальностей. В итоге практически в каждом ивановском вузе сегодня есть экономический факультет. С какой целью? Неужели спрос настолько велик? Даже если так, во всем мире делается по-другому: базовое образование дает классический университет, а если студент хочет иметь узкую специализацию, он спокойно получает ее в профильном вузе. На Западе вы вряд ли найдете человека с двумя высшими образованиями, а у нас некоторые люди имеют и по два, и по три. Возникают вопросы. Они все время учатся, когда же работать? Почему их с первого раза не научили? Да, жизнь меняется, спрос тоже. Вчера были востребованы историки партии, сегодня экономисты, завтра – нанотехнологи. Но это же не значит, что все должны спешно получать (или покупать) очередной диплом о высшем образовании! В мире эта проблема решается за счет гибкой системы дополнительного образования. Оно непродолжительное и очень конкретное. Именно такое дополнительное образование мы развиваем последние 3 года в рамках совместного проекта со шведами. Это весьма успешный проект, в том числе в коммерческом плане. Есть еще одна проблема. Филиалы создавались росчерком пера, их открывали тысячами, а теперь попробуй закрой: есть штат преподавателей, студенты заплатили деньги, их нужно обучить, выдать диплом. Подобные глупости в консервативной системе имеют, как старые грехи, очень длинные тени. Это одна из причин, почему высшая школа находится на перепутье: в последние десять лет мы исправляли последствия реформ 1990 годов. Также я считаю, что у нас был совершенно неправильно осуществлен переход на двухступенчатую систему обучения – бакалавриат и магистратуру (в самой системе ничего плохого не вижу). Есть вопросы и к Единому государственному экзамену. Мы в России вообще неправильно относимся к реформам: даже если они самые прекрасные, а мы хотим как лучше – получается «как всегда». - Есть мнение, что магистратура должна стать уделом избранных вузов, у этой ступени должна быть повышенная ценность. Если же магистратура будет открыта чуть ли не в каждом вузе (я так понимаю, в Иванове может случиться именно так), то ничего хорошего из этого не получится. - Если исходить из проекта закона «Об образовании», который сейчас широко обсуждается, то он как раз предусматривает, что магистров станут готовить только избранные вузы. Часть высших учебных заведений будет выпускать бакалавров (что приблизит их к современным колледжам), часть – и бакалавров, и магистров. Если позволить всем вузам обзавестись магистратурой, по моему мнению, это дискредитирует идеи, заложенные в реформе высшего образования. Но жизнь сложна. Начинается лоббирование интересов вузов через депутатов Госдумы, каждый ректор стремится выставить свое учебное заведение в выгодном свете, составляются разнообразные рейтинги и пр. - В некоторых вузах магистратура уже есть. Что с ней будет? - Сейчас в любом вузе магистратура составляет небольшую часть общего учебного процесса. Увеличить ее или вообще ликвидировать для большинства вузов не составит никаких проблем. Если здравый смысл победит, магистратура станет уделом даже не избранных вузов – избранных специальностей. Как ректор я люблю все факультеты и специальности ИвГУ, но прекрасно понимаю, чего стоит каждая из них. Если на филологическом факультете работает 20 докторов наук, сложились известные научные школы, то где же, как не здесь открывать магистратуру? Но есть факультеты, которые, мягко говоря, не могут похвастаться подобными успехами. Поэтому необходим взвешенный подход. Необходимо помнить: консервативность высшей школы – один из способов самосохранения. - Предприниматели – люди, видимо, недостаточно консервативные, поэтому любят предъявлять претензии к уровню образования работников. Говорят, что образование оторвано от жизни, что вузы не отслеживают судьбу и востребованность выпускников (как это делается на Западе), не обучают актуальным специальностям и т.п. Как вы к этому относитесь? - У нас в России такой бизнес, что ни один вуз в мире не подготовит нужных ему специалистов. В нем все очень специфично – вы прекрасно понимаете, о чем именно я говорю. Поэтому мы даем фундаментальное, базовое образование. Насколько человек сумет адаптировать его к жизненным реалиям, зачастую зависит отнюдь не от педагогов. На слуху примеры многих российских деятелей, которые в вузах показывали весьма посредственные результаты, а потом делали прекрасную карьеру (и наоборот). - В журнале «1000 экз.» были озвучены мнения двух ивановских бизнесменов. Василий Гущин считает, что в вузах сегодня учат непонятно кого, непонятно чему, непонятно зачем – потому что знания быстро устаревают, студенты во время обучения работают, а не учатся. Максим Тверской выступает за то, чтобы отменить бесплатное образование (так как халява развращает) и устроить «вышку» по западному образцу. Вы согласны с кем-нибудь из них? - Не согласен ни с тем, не с другим. Вопрос в том, чего мы хотим. Если исходить из идеальной модели – получится одно, если из реалий нашей страны – совершенно другое. Чему учить, например, экономистов, если в российском бизнесе постоянно меняются нормативная база, подходы, приоритеты, а сам бизнес в большинстве своем живет не по законам, а по понятиям? Максим Тверской работает в торговом бизнесе (и, кстати, преподает в нашем университете). Чему в этой сфере можно сегодня учить в России, где только нарабатывается необходимый опыт?.. Мы любим говорить: «А вот на Западе учат тому-то, отслеживают студентов, начиная со второго курса, платят им стипендию…» Хорошо, а Вы пробовали подсчитать, много ли фирм в Иванове существует дольше 10 лет? Дольше 15? Кто будет отслеживать и вкладывать в студентов такие длинные деньги, если сам бизнес до сих пор, что называется, не отстоялся? Корпорация «Сименс», которая работает более 150 лет, может себе это позволить, а мы – пока нет. Это первый момент. Второй – на Западе бизнес имеет устойчивый характер, поэтому понятно, чему учить. Там классическая система маркетинга, классическая система менеджмента, устоявшееся законодательство, поправки в которое можно буквально пересчитать по пальцам. В США изменение ставки налога на сотые доли процента вызывает волну общественных дискуссий, у нас оперируют десятками процентов, вводят новые налоги – и это считается нормальным. Вот и получается, что адаптировать подготовку специалистов для практической экономики или юриспруденции практически невозможно. Вузы пока могут только одно: дать базовое образование. - Демографический спад, который, как уверяют, продлится до 2013 года, - для вузов и потенциальных студентов это новые проблемы или новые возможности? - Думаю, все-таки новые испытания, потому что реформа высшей школы не успевает за демографией, запаздывает. И какие бы гуманитарные ценности и права на образование мы ни декларировали, все-таки в вузах должны учиться наиболее способные, а не те, кто просто хочет «откосить» от армии или пять лет погулять, при этом получив диплом. Должен быть отбор. То, что происходит в Иванове в последние 2 года (когда мы львиную долю выпускников школ берем в вузы, зачастую закрывая глаза на их обучаемость), - это плохо: низкое качество исходного материала понижает уровень подготовки. Заметьте, в разговоре о высшей школе мы непременно скатываемся на организационные моменты и пока ни слов не сказали о цели. А цель – подготовка высокообразованных людей для всех сфер жизни страны. Мое глубокое убеждение: бездумные реформы 1990–начала 2000-х годов снизили качество этой подготовки. Это, на мой взгляд, коренная проблема современного высшего образования. Хотя, смотря с чем сравнивать. В начале 1990 годов у меня была возможность взглянуть на дипломные работы по математике, физике и экономике, написанные студентами одного из университетов ФРГ. Вы, наверное, помните, тогда было принято ругать все советское, в том числе образование. Все мои комплексы разрушились в одну секунду: уровень их дипломных работ по физике и математике был на уровне наших курсовых. Да, по экономике работы были более интересными – потому что там уже была нормальная экономика. Но при этом наши студенты слушали лекции по мировым экономическим теориям, а немецкие – нет. - Тогда последний вопрос. Как вы относитесь к тому, что у нас любят показательно уличать во взятках именно преподавателей и врачей? С кем же еще бороться? Это естественно, потому что в бизнесе взятки стали нормой и относятся на «издержки». Разоблачение обычного предпринимателя-взяточника обычно не вызывает сильного общественного резонанса, в том числе потому, что не фоне российских олигархов ивановские бизнесмены выглядят несерьезно… Да и сама борьба с коррупцией в сфере образования... В Германии тоже введен ЕГЭ. Но там не паниковали, как у нас, а сразу задумались, как четко реализовать принятый закон. В итоге экзамен сдается независимой комиссии, в классе прозрачные парты, на входе школьники сдают мобильные и за 4 часа экзамена имеют право выйти в туалет один раз в сопровождении кого-нибудь из преподавателей. Есть закон – его принялись исполнять. А мы – взялись спорить, обсуждать, хорошо это или плохо… Хотя и наша система ЕГЭ сняла многие коррупционные вопросы на уровне вузов. Это подтверждает статистика: на отдельные специальности ивановских вузов, где раньше учились преимущественно обладатели «знакомых фамилий» и выпускники престижных ивановских школ, в прошлом году поступило много ребят из районов.
24 Февраля 2011, 14:25 +220

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...