Владимир Лапшин: "Надоело проявлять трудовой героизм, пора заниматься бизнесом"

В понедельник, 23 июня, остановилось последнее веретено прядильно-ткацкого производства ивановской фабрики "Красная Талка". Это не прецедент, а тенденция: ивановские текстильщики, несмотря на увещевания властей, избавляются от убыточного производства. Примеров много. Фабрика им. Самойлова переквалифицирована в швейное производство, на АО "Тейковский ХБК" "прорабатываются варианты закрытия прядильного и ткацкого производства", остановлена фабрика им. Кирова, Большая Дмитриевская мануфактура (БДМ) прекратила свое существование. Но "Красная Талка" - случай особый.

Хотя бы потому, что исполнительный директор предприятия Владимир Лапшин и как руководитель, и как депутат ЗС, всегда высказывался против ликвидации прядильно-ткацкого производства - ПТП, предрекая проблемы с несопряженностью. Сегодня считается, что Лапшин чуть ли не в одиночку противостоит местным текстильным олигархам, выкупившим долги фабрики, - Торговому дому "L" в лице Аркадия Златкина. Златкин - противник административного вмешательства в текстильный бизнес и сторонник того, чтобы "все регулировал рынок". Возможно, именно эта разница во мнениях придала последним событиям - закрытию прядильного производства на "Красной Талке" - налет скандальности. Сплошная неясность и с тем, сколько человек "высвободит" реорганизация фабрики: по одним данным, 700 человек, по другим - 400, в плане Главного управления экономического развития и торговли администрации Ивановской области значится 414 человек...

Поэтому "Частник" обратился за разъяснениями к самому Владимиру Германовичу, который недавно вышел из больницы и с удивлением обнаружил, что его персона весьма популярна в СМИ как альтернатива "частнособственническим интересам нуворишей-непрофессионалов" (цитата из газеты "Иваново-пресс").

- Владимир Германович, сколько все-таки работников покидает "Красную Талку"?

- Прядение высвободило 578 человек. Из них 60 уже переведены в отделочное производство (где, к слову, есть еще 31 вакантное место), 275 рабочих написали заявления "по собственному желанию". Почти всем уже выплачены заработная плата, компенсация за отпуск, материальная помощь, выходное пособие. Каждый получил около двенадцати тысяч рублей.

- По-вашему, кто должен беспокоиться о судьбе этих людей: власть или собственник предприятия?

- Люди не забыты фабрикой. До сих пор действуют детский оздоровительный лагерь, поликлиника, футбольная команда на первенстве города занимает первые места. Рабочих не выгоняют на улицу - у них есть возможность остаться работать на предприятии. Тем, кто решил уволиться, в течение нескольких дней выплачиваются все причитающиеся деньги. Но уходить или оставаться, если работать, то где, - это всегда личное решение. Не знаю, кто назвал легкую промышленность "легкой", видимо, обладал мрачным чувством юмора. В текстиле это адский труд. Люди увольняются, молодежь не идет, и чисто по-человечески осуждать за это нельзя. Я знаю, что, например, на "Фатексе" прядильное производство стоит именно из-за нехватки рабочей силы. Есть вакансии и на других текстильных предприятиях области. Для текстиля в целом кадровая проблема стоит очень остро. Я - текстильщик в четвертом поколении, сегодня преемственность уходит. Оборудование, сырье можно купить, знания и навыки - не купишь...

- И как вы ощущаете себя, закрыв ПТП на своей фабрике?

- Плохо. Я всегда был против этого и не изменил свою позицию. Уже сегодня ощущается катастрофическая нехватка суровья: по данным рейтингов, отделка снижает объемы производства. "Самтекс" - 72% по сравнению с прошлым годом, "ЗиМа" - 69%, "Кохма-текстиль" - 62%, "Тейковотекстиль" - 57%.

- Но тем не менее прядения на "Талке" больше нет...

- Фабрика выпускала уникальную пряжу, но низкая покупательная способность, постоянный рост цен на хлопок и энерготарифов из месяца в месяц увеличивали убытки. Что только мы ни делали: меняли графики работы, пробовали разный ассортимент - бесполезно. В марте-апреле этого года убытки достигли 1,2 - 1,4 млн. рублей. Я, как хозяйственник, ощущал собственное бессилие и был вынужден признать, что другого выхода, кроме закрытия ПТП, нет.

- Были ли шансы сохранить производство?

- Конечно. Можно было постоянно покрывать убытки прядения за счет отделки. Можно перевооружить производство. Если заменить энергоемкое и малопроизводительное старое прядильное оборудование современным импортным, то речь пойдет и о рентабельности, и о прибыльности прядильно-ткацкого производства. Например, шуйская "Тезинка" на таком оборудовании успешно работает на экспорт. Но переоснащение требует серьезных капвложений - миллионы долларов. Таких денег у фабрики нет, инвестора такого масштаба сегодня найти тяжело.

- Кстати, Торговый дом "L" - кредитор, владеющий долгами предприятиями, или инвестор?

- Инвестор. С его помощью фабрика выходит из процедуры конкурсного управления и вольется в холдинг де-юре - де-факто мы уже давно там: куплена современная печатная мастерская с перспективой выпуска двухметровых тканей и шире, идет отгрузка новой китайской набивной машины на широкие ткани и другого технического оборудования. Это позволит вывести отделочное производство на новый уровень, а прядение станет неактуальным. Фабрики "Навтекс" и "Томна", входящие в ТДЛ, способны загрузить и загружают наши мощности. За счет этого "Красная Талка", по сравнению с прошлым годом, не снизила, а увеличила производство.

- Для "Красной Талки" это шаг назад или вперед?

- Думаю, вперед. Сделана ставка на развитие отделочного производства. Честно говоря, уже надоело проявлять трудовой героизм - пора заниматься бизнесом. Сегодня надо бороться за отделку, вкладывать деньги в ее переоборудование (на "Красной Талке" износ достиг 90%), повышать качество. Только тогда можно будет конкурировать и с ивановскими предприятиями, и на российском рынке.

- С вашим именем связывается начало возрождения "Красной Талки", с приходом Торгового дома "L" и "ставленника Златкина" Льва Петрова - развал, подтверждением которого считают ликвидацию прядильно-ткацкого производства. Насколько это соответствует действительности?

- Петрова взял на работу я, причем раньше, чем долги предприятия оказались у Торгового дома "L". Когда "Красная Талка" находилась в конкурсном управлении, губернатор пытался привлечь инвесторов из Москвы. Они пригласили Петрова как эксперта-отделочника, чтобы он проанализировал работу фабрики. Этот отчет я видел - там много полезной информации. Правда, в результате москвичи отказались от очень выгодных предложений (низкой цены и отсрочки по оплате), но этот аудит позволил мне оценить Льва Петрова как специалиста, и он стал главным технологом, а затем - главным инженером, или техническим директором предприятия. Какой он "ставленник Златкина"? Странно слышать и читать, что "Талку" погубил "красный губернатор"...

- А "противостояние" с "хозяином" - Аркадием Златкиным?

- Противостояния нет. Свои отношения мы выяснили, когда Торговый Дом "L" собирался покупать долги предприятия у ТД "Ресурс". Тогда мы выдвинули друг другу ряд условий, принятых обеими сторонами, Аркадий Ильич был рад, что Лапшин остается исполнительным директором, а я получил "кредит доверия". С тех пор ничего не изменилось, а то, что мы спорим, - это конструктивный спор двух специалистов, в котором рождается истина.

- Решение сделать на территории "Красной Талки" текстильный торговый центр, тоже рождалось в спорах?

- Не со мной - там другой собственник. Но идея актуальна: у нас есть серьезные проблемы со сбытом продукции - мы не умеем ее продвигать, рекламировать.

- Вас, как производителя, не коробит такое соседство?

- Коробит, но из двух зол выбрали меньшее. Надо признать, что текстильный оптовый центр, за организацию которого берутся профессионалы (фирма "Текстиль-Профи", которая вкладывает в этот проект $4,5 млн.), - это удобно производителям и выгодно покупателям. Таким образом, предприятия почувствуют связь с потребителем, избавятся от затоваривания. Для Иванова это еще и новые рабочие места: требуются руководители, технически работники, рабочие, продавцы - всего около тысячи двухсот человек. Часть этих мест, несомненно, займут бывшие текстильщики. Во всяком случае, мы делаем такие предложения своим работникам...

- Способно ли одно появление такого центра решить проблемы текстильной отрасли?

- Конечно, нет. Должна быть профессиональная преемственность, о которой я уже говорил. Нужно выпускать качественные ткани - они востребованы рынком. Я по-прежнему за то, чтобы у каждой ивановской фабрики был свой ассортимент, свое лицо. Где маркизет, батист, кисея, которыми славились ивановские предприятия? В этом смысле недавнее соглашение между нашей областью и Пакистаном, предусматривающее выпуск фланелевых рубашек, - нам как бальзам на раны. Фланель всегда была специализацией "Красной Талки". В этом году мы даже начали фланелевый сезон в мае, а не в июне, как обычно, так как есть спрос на ткани этой группы. "Пробуем рынок" и миткалями, сорочечными тканями. Но важнейшая проблема - несопряженность производства. Для "Талки", входящей в холдинг, она неактуальна, но в масштабах области складывается ситуация, когда сокращение ПТП приведет к уменьшению объемов отделочного производства. Так что ликвидация прядения ни в коем случае не должна быть единственным путем, по которому пойдет ивановский текстиль.

Елена НОВГОРОДОВА

30 Июня 2003, 19:23 +65

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...