Владимир Околотин: «Это был своего рода экспромт, политическая авантюра»

Не так давно ивановский историк Владимир Околотин презентовал свою книгу «Ивановская промышленная область (1929-1936). Уроки экономической истории». Книга писалась на основании архивных данных, которые долгое время были засекречены и лишь недавно стали доступны для исследователей. В центре внимания автора – территориальное образование, созданное из четырех областей в 1929 году. О загадке формирования и недолгой жизни Ивановской промышленной области мы беседуем с Владимиром Околотиным. - Владимир Сергеевич, существовали ли реальные предпосылки для формирования промышленной области с центром в Иваново-Вознесенске? — О них много говорили впоследствии, когда область уже была создана. Как правило, речь шла о развитии текстильной промышленности, наличии хозяйственных связей между соседними губерниями. Однако надо понимать, что эта мотивация применялась для объяснения уже свершившегося факта. До создания области никто предпосылок для этого не искал. Их искали для создания Центральной промышленной области с центром в Москве. Для этого была проведена работа по изучению производительных сил, которую вел специально созданный при Моссовете координирующий орган по изучению производительных сил в губерниях. Для обоснования необходимости создания ЦПО были использованы дореволюционные исследования, в том числе труды Огарева, Семенова-Тян-Шанского, Менделеева и работа Ленина «Развитие капитализма в России». Наличие хозяйственных связей между губерниями стало очевидно при составлении плана электрификации России (ГОЭЛРО), согласно которому было запланировано строительство энергетических объектов в привязке к промышленным центрам. Однако, если бы не было политических причин для создания области, губернии могли бы продолжать взаимодействовать между собой, оставаясь в прежних границах. — В чем же состояли эти политические причины? — В книге я предлагаю свою версию событий, которая подтверждена рядом документов. Думаю, что она близка к действительности. До самого конца 1928 года на уровне Госплана ни о какой промышленной области с центром в Иваново-Вознесенске речи не было. Наоборот, активно шла подготовка к созданию ЦПО. Туда на правах округов готовились вступить Владимирская, Костромская, Иваново-Вознесенская и Ярославская губернии. Однако процесс территориального деления осложнился тем, что было принято решение о формировании Нижегородско-Вятского края, к которому должны были отойти Муром и прилегающий к нему промышленный район от Владимирской губернии, Юрьевец и Пучеж — от Ивановской, лесной массив Макарьевского района — от Костромской. Ярославская губерния теряла Рыбинск и окружающие его районы (они должны были войти в Ленинградскую область). Таким образом, губернии теряли свою территориальную целостность, свое лицо, или, как тогда говорили, «политическую физиономию», и должны были войти в ЦПО в усеченном виде. Альтернативой этой угрозе стало создание собственного территориального образования. Первая попытка была предпринята на оргбюро ЦК ВКП(б) в начале декабря 1928 года. Она провалилась. А потом решение было принято удивительно быстро — в течение полутора месяцев. Возникает вопрос: почему это стало возможно? Я считаю, что была еще одна подоплека событий. В то время во внутрипартийной борьбе значительно усилилось направление против «правой опасности». Позиции правого крыла были особенно сильны в Москве и Петербурге, где приверженцы Бухарина занимали немало руководящих постов. И в ЦК опасались, что создание такого субъекта, как ЦПО, еще более усилит правое крыло партии. Промышленный потенциал ЦПО был бы так велик, что она могла бы стать альтернативой самой РСФСР. Область с центром в Иваново-Вознесенске должна была сыграть роль «пролетарской дубинки». Это был своего рода экспромт, политическая авантюра. — Существовал ли при формировании области личностный аспект? — Да. Создание ИПО было бы невозможно без мощного лобби в ЦК ВКП(б) в лице Бубнова, Киселева и Любимова. Мы можем только строить догадки, но думаю, что отчасти они действовали с позиций тщеславия. Им было важно усилить влияние Иваново-Вознесенска. Они начинали свою карьеру именно здесь, то есть были выходцами из региона, которого не было на карте. И им было важно сознавать, что Иваново-Вознесенск за столь короткий срок прошел путь от уездного города до центра крупного территориального объединения. На уровне губернии реализовывал идею секретарь губкома Николай Колотилов. Впоследствии эти люди были репрессированы, причем их обвинили в связи с правотроцкистскими организациями. То есть они пострадали за «правый уклон», для борьбы с которым была создана область… — Как отнеслись к объединению во Владимирской, Ярославской и Костромской областях? — Я уже говорил, что к такому повороту событий в губерниях не готовились. Все настраивались на вступление в ЦПО, это считалось престижным. Можно сказать, что и Владимир, и Ярославль, и Кострома шли на объединение стиснув зубы. Если бы не угроза для территориальной целостности губерний, они не поддержали бы такой вариант объединения. Фактически они выбрали меньшее из зол. Кстати, впоследствии ИПО отстаивала территориальную целостность своих округов. Например, развернулась целая битва за Муромский промышленный район, который все-таки пытались передать Нижегородской области, и благодаря усилиям оргкомитета его удалось сохранить за ИПО. В ИПО было сформировано 8 округов, территории которых были выверены и споров не вызвали. Это Александровский, Владимирский, Иваново-Вознесенский, Шуйский, Кинешемский, Костромской, Ярославский и Рыбинский округа. — Вы пишете о том, что в 1920-х годах Кострому и Владимир предлагали смести (в косвенном смысле слова), как «дворянские гнезда». Что потом стало с этой идеей? — Это была позиция части московских большевиков. Идею потом просто «замылили», поскольку она была совершенно дикой. — Судя по тексту книги, в начале 20-х годов строились прогнозы, что из-за оторванности от сырья текстильная промышленность Иваново-Вознесенска погибнет, а ткачи переедут в Туркестан. А в 1928 году губерния уже находится на одном из первых мест в центральной России по наполняемости бюджета и развитию промышленности. С чем был связан рывок? — Я не занимался этим вопросом специально. Но перелом, несомненно, связан с подъемом текстильной промышленности. Есть исследования В.П. Терентьева о том, что в 1920 году был создан так называемый «Ударный комитет» — «Ударком», задачей которого стало запустить остановленные фабрики. Начали с предприятий Иваново-Вознесенска, затем перешли к крупным промышленным районам и, наконец, к мелким сельским фабрикам. Текстиль поднялся за счет быстрой оборачиваемости средств, насыщенности региона рабочей силой, близости к рынку. Вопрос с сырьем удалось решить, направив делегатов в Среднюю Азию. Впоследствии было сформировано два треста: Ивановский государственный трест и Ивтекстиль. Наполнение бюджета происходило и другими методами. Например, к 50-летию Сталина в губернии провели 4 376 обысков по изъятию ценностей для погашения недоимки по налогам: у населения изымалось золото и другие ценности. Довольно много золота сдавалось гражданами добровольно. Также была налажена торговля с иностранцами (так называемый «Торгсин»). Лом колокольной бронзы обменивали на медь, которая применялась при строительстве линий электропередачи. То, что Иваново-Вознесенск развивался динамичнее близлежащих городов, и позволило ему стать центром области. — Что можно считать успехами объединенной области? — За период ее существования был создан имущественный комплекс, который позволил четырем областям жить и развиваться в течение семидесяти последующих лет. Речь идет не только о фабриках и заводах, но и об энергообъектах. Потенциал области очень пригодился стране во время Великой Отечественной войны. В 1941 году именно Ярославль и Иваново наряду с Нижним Новгородом и Мосэнерго снабжали Москву и Московскую область энергоресурсами. Для обороноспособности страны были важны и наши текстильные предприятия, которые обеспечивали армию обмундированием. — С чем был связан распад ИПО? — Основной мотив, который можно отследить по газетным публикациям, — это трудности хозяйственного управления. Но, мне кажется, нужно смотреть глубже. В то время подспудно ощущалось желание партийной верхушки снизить политическую значимость региона. Например, в 1935 году очень скромно было отмечено 30-летие образования первого Совета рабоче-крестьянских депутатов. Сталин даже заявлял о том, что на самом деле первый Совет был создан не в Иваново-Вознесенске, а в Баку. Впрочем, процесс разукрупнения коснулся и других регионов и шел до 1960-х годов. В результате области вернулись к прежним территориальным границам, которые сформировались еще до революции. — Какие хозяйственные последствия существования ИПО ощущаются до сих пор? — Одно из преимуществ, которые достались нам от того времени, — это созданная в Иванове система образования. Вузы — это та основа, которая может дать инновационный импульс для дальнейшего развития региона. Межрегиональные связи сохраняются в энергетике. При этом надо понимать, что у области, как и у ее промышленного комплекса, есть период старения. То, что создавалось другими поколениями, не может существовать вечно. Сейчас мы оказались как раз на таком переломе: промышленный комплекс, созданный ранее, уже исчерпал свои ресурсы, и региону предстоит найти новые точки роста. — Вы как-то упоминали о том, что период образования ИПО и сегодняшний момент очень схожи. В чем это проявляется? — Мы действительно находимся в сходных условиях. Сейчас политика страны строится на модернизации через инновации. Мы находимся в поисках средств для эффективного экономического развития страны. Тогда происходила индустриализация страны за счет внутренних ресурсов. Еще один сходный момент — это экономический кризис. 1929 год — это время Великой депрессии в США, переходящей в мировой кризис. И, хотя Россия отмежевывалась от остального мира, она находилась не в вакууме. Например, ей приходилось демпинговать при торговле продуктами на мировом рынке (это коснулось и продуктов, производимых в Ивановской области). Кризис сказывается на развитии экономики области и сейчас. — Означает ли такое историческое сходство, что объединение и сейчас могло бы пойти на пользу регионам? — Существует мнение, что объединение всегда идет на пользу, придает новый импульс для развития, порождает эффект синергии. Моя личная точка зрения состоит в том, что сейчас нужно искать пути взаимодействия в рамках тех территориальных образований, которые уже существуют. Марина Москалева Этапы большого пути 1918 год — формирование Иваново-Вознесенской губернии. В ее состав вошли районы Владимирской, Костромской и Ярославской губерний. 1929 год — формирование промышленной области с центром в Иваново-Вознесенске. 1936 год — область расформирована из-за сложностей хозяйственного управления.
10 Декабря 2009, 11:17 +157

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...