Юрий Яблоков: «Создание индустриальных парков может стать очень ценной для России отраслью»

Назначение Юрия Яблокова на должность сенатора от Ивановской области стало, без преувеличения, неожиданностью для многих. Будучи генеральным директором корпорации «Нордтекс» - одной из крупнейших текстильных компаний страны – Яблоков всегда оставался подчеркнуто отстраненным от политики. По крайней мере, внешне. Теперь же очевидно, что ему придется работать в тесной связке с политическими фигурами. Назначение Юрия Яблокова оказалось несколько омрачено заявлениями руководителя НРБ - одного из кредиторов «Нордтекса» - о проблемах с долгами компании. Сейчас, несмотря на то, что Совет Федерации еще не утвердил Юрия Яблокова в должности сенатора, в соответствии с законом РФ "О порядке формирования Совета Федерации.." полномочия члена СФ начинаются со дня вступления в силу решения о его избрании (назначении) губернатором области и утверждения его областной думой. Так что этот разговор с Юрием Яблоковым – уже как с полноправным сенатором. - Юрий Сергеевич, почему вами было принято решение стать сенатором? - Губернатор предложил мне занять этот пост, потому что сейчас корпорация «Нордтекс» совместно с правительством Ивановской области занимается проектом индустриального парка. Этот индустриальный парк является инфраструктурным проектом в рамках текстильного кластера. Должность сенатора позволит на федеральном уровне более эффективно продвигать данную идею. Это одна из конкретных задач. Но есть и другие задачи. - Идея текстильного кластера и продвижение его на федеральном уровне – это одна из них? - Да. - А включение в федеральную целевую программу технопарка в Родниках? - Безусловно, но она не является ключевой задачей. Дело в том, что включение этого технопарка в федеральную программу – это одна из возможностей развития индустриального парка и в целом - привлечения инвесторов, в том числе зарубежных, на территорию Ивановской области. - С вашей точки зрения, насколько вообще жизнеспособен проект создания текстильного кластера? Ведь кризис отодвинул и, возможно, поставил крест на реализации нескольких крупных инвестиционных проектов, связанных с кластером. Существуют сомнения, что многие другие проекты будут реализованы. - Если в этом направлении работать, то создать кластер достаточно реально. Понятно, что создание текстильного кластера зависит от внешних событий, но оно больше чем на 50 % зависит от усилий, которые предпринимаются в этом направлении. Если мы сформируем максимально комфортные условия для создания нового производства в конкретной Ивановской области, одновременно сможем пролоббировать, скажем, повышение импортных таможенных пошлин, то производство текстиля просто станет выгодным внутри России. А внутри России самым выгодным местом будет Ивановская область. Я совершенно уверен, что если эти два момента будут реализованы, то зарубежные компании будут заинтересованы в создании собственного производства у нас. В частности, у нас в индустриальном парке «Родники» за последние два месяца приезжали четыре иностранные компании, две из которых были чисто текстильными. Мы рассчитываем, что они примут положительное решение по размещению в «Родниках». Я думаю, что в случае создания возможностей для стабильно эффективной работы производства у нас, в Ивановской области, российские инвесторы тоже будут готовы вкладывать серьезные деньги в развитие отрасли. Есть два пути для того чтобы текстильный кластер был эффективен и развивался. Первый - это получить много денег из бюджета и построить на эти деньги предприятие. Он менее реален, как минимум, потому что денег не так уж и много. Второй – создать у нас максимально выгодные условия, чтобы эти деньги потекли сюда. - Означает ли ваше назначение членом Совета Федерации отход от активного управления корпорацией «Нордтекс»? - Это действительно так. Заниматься одновременно оперативным управлением корпорацией «Нордтекс», вообще коммерческой деятельностью, и работой в Совете федерации не только законодательно запрещено, но и просто технически невозможно по времени. Я сейчас уже не являюсь генеральным директором «Нордтекса», оставшись акционером компании. Генеральным директором корпорации назначен А.Ушаков. - С вашей точки зрения, есть ли возможность при активной работе в Совете Федерации все-таки изменить отношение властей к текстильной и легкой промышленности в нашей стране? - Собственно говоря, это одна из важнейших задач и правительства Ивановской области, и члена Совета Федерации, которого назначает правительство региона. Например, регион выступил с инициативой о поднятии импортных таможенных пошлин на текстиль. Любое поднятие импортных таможенных пошлин является, по сути, сигналом со стороны государства и инвесторам, и коммерческим компаниям о том, что данная конкретная отрасль интересна для страны. Это вы можете видеть, например, в автомобильном производстве. Здесь ввозные пошлины достаточно высоки, и Правительство РФ стремится сохранить и расширить производство автомобилей на территории России. Причем это относится не только к «АвтоВАЗу», но и к производству иномарок на территории нашей страны. Если пошлины низкие, то это обратный сигнал: нас эта отрасль не интересует, нам сюда не нужно инвестиций, и если эта отрасль загнется, ничего страшного не случится. Наша задача на федеральном уровне – объяснить, что поднятие импортных таможенных пошлин приведет к повышению объема инвестиций в текстильную отрасль. Я всегда говорил и продолжаю говорить, что по объективным экономическим условиям текстильная отрасль ничем особо не отличается от других отраслей или от текстильной отрасли в Китае или Пакистане. Разница заключается в том, что в этих странах в текстиль уже сделаны огромные инвестиции. И объемы производства, производственные мощности там намного больше, чем в России. - Ну и объем господдержки там совсем иной… - Конечно. Любое восстановление или развитие отрасли, особенно в такой крупной отрасли, как текстильная, производится на базе государственной программы или государственной стратегии. По идее, нам нужно предложить федеральным органам власти разумную государственную стратегию, которая докажет, что развивать отрасль гораздо выгоднее, чем просто не обращать на нее внимание. Даже с точки зрения поступлений в бюджет. Минфин и Минэкономики боятся, что если конкретной отрасли будут предоставлены какие-то льготы или определенная финансовая поддержка, то будет нарушен принцип справедливости, так как все должны находиться в равных условиях, а во-вторых, это может привести к некоторому, если можно так выразиться, перекосу по отношению к одной этой отрасли. - Хотелось бы уточнить: речь в случае с господдержкой идет именно о текстильной отрасли или о легпроме в принципе? Ведь швейная и другие подотрасли легкой промышленности сегодня в России тоже борются за выживание. - Если говорить о ситуации в легкой промышленности, то сегодня в России существует определенный объективный дефицит швейных мощностей. Это сейчас, наверное, скажут все наши коллеги по цеху. И одновременно у нас есть серьезная проблема, которая сейчас привлекает большое внимание, - это проблема моногородов. Особенно остро она стоит в тех случаях, когда город построен на базе одного крупного промышленного предприятия. Дело в том, что швейная промышленность, легкая промышленность – это одна из наиболее ресурсоемких отраслей в плане человеческих ресурсов. То есть для того чтобы загрузить или дать работу 10 работникам в швейной промышленности, нужно на порядки меньше инвестиционных средств, чем в какой-либо другой отрасли. Поэтому, по нашему мнению, развитие именно швейной промышленности в России может быть очень успешным с точки зрения решения проблемы моногородов. Я думаю, что это одна из идей, которые также необходимо продвигать. - Вы уже успели начать обсуждать какие-то вопросы по поддержке текстильной и легкой промышленности на федеральном уровне? - Да. Я являюсь членом общественной организации «Деловая Россия». Эта организация рассматривает создание и развитие индустриальных парков в России как основной способ увеличения доли обрабатывающей, несырьевой части российского производства. И в этом отношении я, безусловно, очень активно участвую в этом процессе. - Губернатор Ивановской области упоминал о создании отделения «Деловой России» в нашем регионе. Это вы являетесь инициатором его создания? - Я всегда считал, что это было бы полезно, но на самом деле инициатором являюсь, конечно, не я, а генеральный совет «Деловой России». - С вашей точки зрения, то, что примерно в то же время, когда вы перешли на работу в СФ, в Ивановской области все-таки была создана ассоциация текстильных предприятий, это какой-то позитивный знак или просто совпадение? - Конечно, это совпадение. Но одновременно это позитивный знак, потому что я считаю, что если эта ассоциация будет жизнеспособна и будет лоббировать интересы текстильной промышленности, то это замечательно. И я, безусловно, готов активно сотрудничать с этой ассоциацией и готов использовать свои ресурсы и возможности, чтобы продвигать ее идеи и предложения. - Еще одно совпадение: на данный момент оба сенатора от Ивановской области имели то или иное отношение к Яковлевскому льнокомбинату. - Это тоже совпадение, но, безусловно, достаточно интересное. - В прессе муссируется ситуация с миллиардными долгами «Нордтекса» перед банками. Это критическая ситуация или просто рабочие моменты? - У нас не только миллиардные долги, но и миллиардные инвестиции в Ивановскую область. В этой ситуации ничего смертельного и страшного нет для любой компании. «Нордтекс» имеет одинаковый кредитный портфель последние четыре года. Я по привычке говорю про корпорацию «Нордтекс» «мы», но, повторю, сегодня я не являюсь директором корпорации. Другое дело, что, конечно, как и все текстильные компании, мы очень много потеряли во время кризиса. Производства длительное время стояли. Так что речь идет не о долгах, а о некотором усложнении ситуации с Национальным резервным банком. Со всеми банками у нас деловые, рабочие отношения. Что касается НРБ, то в течение года мы пытаемся найти какие-то взаимоприемлемые решения. В марте этого года мы достигли определенных договоренностей, начали готовить мировое соглашение, документы оформлять. И уже после того как я был назначен в Совет Федерации, неожиданно был предпринят такой демарш. Меня этот шаг руководства НРБ удивил. Уверен, что проблема будет решена. По-моему, ни банк, ни мы не заинтересованы в том, чтобы выходить на конфликт, на обострение ситуации. - В Ивановской области, кроме технопарка «Родники» заявлялось еще несколько проектов создания технопарков, бизнес-инкубаторов, на базе, например, Меланжевого комбината или «ТекстильПрофи-Иваново». С вашей точки зрения, насколько реально подобным проектам получить какую-то господдержку, учитывая, что основной акцент делается на «Родники»? И вообще, нужны ли проекты еще каких-то технопарков в нашей области? - Все зависит от инициативности людей, которые этим вопросом будут заниматься. Ведь существуют различные федеральные целевые программы, и могут быть региональные целевые программы, поддерживающие какие-то направления или проекты. Безусловно, легче и проще делать одну территорию как индустриальный парк. Просто потому что достаточно большие средства вкладываются в инфраструктуру. Тут уникальность Родников заключается в том, что инфраструктура уже создана корпорацией «Нордтекс». И там не требуется очень много дополнительных средств на то, чтобы обеспечить максимально комфортные условия инвесторам. Еще раз повторю, что я рассматриваю федеральную целевую программу как одну из возможностей, но это отнюдь не ключевая необходимость для создания индустриального парка. Если мы не будем участвовать в этой программе, то на самом деле ничего страшного не произойдет. Мы все равно будем создавать индустриальный парк. Поэтому никто не мешает создавать любые другие индустриальные парки. Надо просто действительно вложить достаточно серьезные деньги. Проблема в том, что в нашей стране индустриальный парк в 80 % случаев – это некоторая территория, скажем 100 га, поле, огороженное проволокой, плюс табличка «Индустриальный парк». Приходите, стройте здесь, пожалуйста. Но никакой инфраструктуры нет. Если кто-то в Ивановской области будет планировать создать структуру индустриального парка, будет готов вкладывать деньги в развитие инфраструктуры, то это тоже хорошо. Просто этим надо заниматься. Хочу подчеркнуть, что под эгидой «Деловой России» предполагается создание ассоциации индустриальных парков России - организации, которая будет отстаивать интересы всех индустриальных парков, которые будут созданы в России. Она будет производить сертификацию промышленных парков, предлагать и концепцию развития, и законодательную базу федеральным органам власти. Сейчас идет активное взаимодействие в рамках «Деловой России» со всеми федеральными министерствами – Министерством финансов, Министерством экономического развития, Минпромом и т.д. Я думаю, что в ближайшее время такая организация будет создана, и, естественно, наш индустриальный парк «Родники» в нее будет входить, и я также буду активно работать в этой организации. - Туда будут входить индустриальные парки независимо от участия в них государства? - Да. В данной ситуации участие государства – это очень хорошо и очень полезно, но оно не является обязательным. Есть мнение – и я считаю его очень разумным - что если, например, только государство будет являться акционером индустриального парка, то, скорее всего, результат будет не очень эффективным. Все-таки здесь совершенно необходимо наличие частного интереса в развитии такой площадки. Должны быть бизнесмены, которые кровно заинтересованы в том, чтобы на этой площадке создавались новые производства. Это будет очень ценная для страны отрасль, если нам удастся создать новое направление бизнеса – создание индустриальных площадок. Потому что, по сути, это будут конкретные люди, конкретные коммерсанты, которые кровно заинтересованы, чтобы рейтинг страны за рубежом как места для создания новых производств поднимался. Они на этом будут зарабатывать деньги. Но именно это и является целью государства. То есть объединение целей государства и интересов коммерческих компаний, интересов бизнеса – мне кажется, что это очень ценно. - Вам не кажется, что привлекательность любого производства в следующем году может резко упасть, в связи с тем, что рост цен на газ в 2011 году составит 28 %, юрлица будут покупать 100 % электроэнергии на нерегулируемом рынке, в результате стоимость энергоносителей может стать неподъемной для производства. Тем более для новых проектов. Плюс повышение платежей во внебюджетные фонды до 36 % - это тоже будет очень серьезной нагрузкой для бизнеса. - Я считаю, что это очень настораживающие тенденции. Думаю, что очень важно доносить до федеральных органов власти мнение, позицию промышленников по этим вопросам. Это, может быть, одна из важнейших задач членов Совета Федерации. Потому что можно такими действиями просто добить промышленность, и не только текстильную, но и любую обрабатывающую отрасль. Я считаю, что увеличение доли обрабатывающих отраслей, которая государством сейчас официально заявляется как приоритетная задача, - это жизненная необходимость. А вот такие действия – повышение стоимости электроэнергии, газа и т.д. – являются противоположными, они действуют в противоположном направлении. Анна Семенова
09 Июня 2010, 11:37 +132

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...