Закуют ли бизнес в цепи?

Владислав Волотко Некоторое время назад губернатор Ивановской области Михаил Мень призвал развивать в регионе межмуниципальную кооперацию, выстраивая производственные цепочки от получения сырья до выпуска готовой продукции. Мы задались вопросом, насколько осуществим данный призыв. Новое русло молочных рек Сразу нужно отметить, что подобные идеи и раньше посещали умы ивановских экономистов. Разумеется, далеко не во всех отраслях можно выстроить такие цепочки. Например, в отсутствие месторождений металлов с прилагающимися к ним металлургическими комбинатами мы объективно не сможем выстроить полную цепочку в машиностроении. В прежнее время существовали производственные цепочки в текстильной отрасли – речь идет о выращивании и дальнейшей переработке льна. Однако в дальнейшем они были разрушены, и восстановление их видится текстильщикам неосуществимой задачей. «Теоретически, выстраивать производство с опорой на местную сырьевую базу можно, но для этого нужна серьезная государственная политика в сфере льноводства, - говорит просивший не называть его имени представитель одного из ивановских текстильных холдингов. – Но всем очевидно, что это практически нереально. Мы полностью утратили льноводство, и для его восстановления необходимы такие деньги, что это просто невыгодно. Лен требует огромного количества рабочих рук и устойчивого климата с выраженным делением на зиму и лето. У нас же нет ни того, ни другого. Посмотрите, впервые за многие годы у нас была нормальная зима. И не зря производство льна прекращено у нас, однако великолепно развивается в Новосибирске и на Алтае, в зоне резко континентального климата. Кроме того, там много рабочей силы, а у нас на селе с этим плохо». В связи с этим текстильщики ориентируются на привозной лен – белорусский или европейский. Хотя нельзя сказать, что наши текстильщики не пробовали создать «льняную цепочку». Еще несколько лет назад на Яковлевском льнокомбинате предпринимались попытки создания полной производственной цепочки – от выращивания льна и производства льнотресты до производства готовых изделий из льняных тканей - но они благополучно провалились. И даже кризис здесь был ни при чем: просто это оказалось невыгодным, а федеральная программа поддержки льнянщиков и льносеющих хозяйств так, по большому счету, и не заработала. Зато в строительстве производственные цепочки уже существуют. В Ивановской области имеются залежи глины и суглинков (51,6 млн куб. м), песка для производства силикатных изделий (81 млн куб. м), гравийно-песчаного материала (117,9 млн куб. м), торфа (88,9 млн т), сапропеля (72 млн куб. м). Это сырье потребляется рядом предприятий, производящих строительные материалы (ЗАО «Железобетон», ОАО «Ивстройкерамика» и др.). Далее эти материалы поставляются в том числе на стройки Ивановской области. Дальнейшее расширение производства стройматериалов будет зависеть от развития строительной индустрии в целом. Экономист Сергей Мишуров полагает, что наибольшие перспективы в плане дальнейшего развития межмуниципальной кооперации существуют у нас в сфере АПК и в деревообработке. Действительно, сам бог велел развивать, например, кооперацию в производстве и переработке молока, потому что у нас есть большое количество молочных хозяйств и ряд перерабатывающих производств. Однако на практике все это не так просто. Во-первых, не все переработчики считают целесообразной ориентацию на местную сырьевую базу. «В 2008-2009 годах мы активно искали, куда сдавать молоко, - рассказывает председатель СПК им. Дзержинского Гаджи Зайнудинов. – Тогда мы обратились в ООО «Ивмолокопродукт», однако получили ответ, что им сырое молоко вообще не нужно, потому что они предпочитают использовать сухое. В результате мы начали поставлять молоко во Владимир на завод компании «Юнимилк». Получить комментарий представителей компании «Ивмолокопродукт» нам не удалось, зато о сложностях взаимодействия с местными поставщиками нам рассказал начальник управления продаж ООО «ИКДП» (Ивановский комбинат детского питания) Олег Красников. Он отмечает, что говорит лишь о своем предприятии, однако логично думать, что ключевые проблемы у региональных переработчиков молока общие. Олег Красников отмечает, что в области производится относительно небольшое количество молока, в связи с чем его избытка нет. Как следствие, фермерские хозяйства имеют возможность действовать единым фронтом и диктовать переработчикам цену продукта. По словам Красникова, отпускные цены на сырое молоко выросли за последний год в 2 раза, вследствие чего стали самыми высокими в Европе. При этом цена молока для конечного потребителя растет очень незначительно – из-за высокой конкуренции переработчики стараются держать цены. У каждого своя правда Гаджи Зайнудинов удивлен утверждениями Красникова. «Фермеров много, а переработчиков мало, - говорит он. – Им гораздо проще договориться между собой, чем нам». Рост закупочных цен на молоко он объясняет рыночными факторами. Зайнудинов рассказывает, что осенью 2009 года действительно вырос спрос на сырое молоко, однако многие его производители были уже связаны договорами и не могли помочь местным переработчикам. Олег Красников подтверждает, что между многими поставщиками и переработчиками сложились давние связи, и далеко не всегда конкретному предприятию удается уговорить поставщиков сменить клиента. Это тоже затрудняет развитие молокопереработки в области, поскольку везти сырье издалека никому не хочется. В итоге, по мнению Красникова, сырьевых ресурсов для дальнейшего развития молокопереработки в области вообще нет. Зайнудинов и тут не согласен с ним. Он уверяет, что при сохранении разумных закупочных цен (нынешние его устраивают) аграрии готовы наращивать производство молока. Генеральный директор ЗАО «Вергуза» Виктор Дормидонтов утверждает, что развитие производства молока тормозится ценовым диктатом со стороны самих переработчиков, которые фактически лишают фермеров возможности получать нормальную прибыль и развиваться. Причина такого положения вещей, по Дормидонтову, в высоком уровне монополизации молокопереработки. С коллегами полемизирует председатель другого хозяйства, просивший, однако, не называть его имени. «Переработчики и крупные хозяйства давно уже нашли общий язык и успешно договариваются о взаимовыгодных ценах. А вот мелкие хозяйства не способны влиять на ценовую конъюнктуру, - говорит он. – Они фактически вынуждены сдавать молоко перекупщикам за копейки. Как следствие, они не заинтересованы ни в каком расширении производства, да и денег на него нет. Если переработчики и перекупщики продолжат держать низкие закупочные цены, такие хозяйства просто умрут. Выстраивать какие-то цепочки можно только с крупными хозяйствами, которые постепенно будут поглощать мелкие». Получается, что в Ивановской области есть базис для более плотного взаимодействия между участниками производственного процесса, однако зачастую такому взаимодействию мешают противоречия между сторонами. Древо инвестиций Что касается деревообработки, то этот сектор монополизирован в еще большей степени, чем переработка молока, однако перспективы отрасли выглядят весьма неплохо. Правда, специалисты не исключают, что производственные цепочки будут выстраиваться в этой сфере отнюдь не на принципах кооперации. В области действует лишь один крупный переработчик в лице компании «Эггер Древпродукт». Как следствие, он имеет возможность диктовать цены, на что жалуются лесозаготовители. Однако в области реализуется несколько крупных инвестпроектов, которые в перспективе могут изменить ситуацию. Компания «Решма-Лес» налаживает лесозаготовку в Кинешемском и Юрьевецком районах, «Ивановская лесопромышленная компания» работает в Южском, Пестяковском и Палехском районах, «Ивановский лес» - в Заволжском. Зампред областного комитета по лесному хозяйству Андрей Кабанов, ранее много лет проработавший в лесном бизнесе, считает, что проектов могло бы быть и больше, а имеющиеся – реализовываться гораздо быстрее, если бы не экономический кризис. Учитывая, что минимальный порог инвестиций, предусмотренный законом, - 300 млн рублей (в ином случае проект не получит государственной поддержки), не приходится удивляться, что в кризис далеко не каждый инвестор готов вкладывать в лесозаготовку. Тем не менее, у реализующихся проектов, по мнению Кабанова, большой потенциал. Он уверен, что, начав масштабную заготовку древесины, все эти компании в итоге захотят самостоятельно ее перерабатывать. Собственно, именно эти планы декларируют и сами инвесторы. Если эти намерения будут претворены в жизнь, у «Эггера» могут начаться серьезные проблемы, тем более что вкладываться в создание собственной лесосечной инфраструктуры он пока что не намерен. Зато в этом случае в области может возникнуть достаточно развитая (по региональным, конечно, меркам) лесоперерабатывающая отрасль. Однако межмуниципальной кооперации в этом случае не будет, что, впрочем, едва ли повлияет на объем собираемых налогов. Можно сделать вывод, что сама по себе идея губернатора о выстраивании производственных цепочек выглядит вполне жизнеспособной, однако для ее реализации необходимы как минимум две вещи. Во-первых, преодоление существующих противоречий между субъектами экономической деятельности. А во-вторых, развитие экономики в целом. Второй фактор, по большому счету, является ключевым, поскольку лишь в условиях экономического подъема у предприятий появляются стимулы расширять производство, отыскивая новые рынки сбыта и новых поставщиков сырья, а также осваивая новые направления бизнеса.
31 Марта 2010, 14:01 +69

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...