Заметки странствующего актёра

Как и в предыдущем Сайн Шанде минимум робкой растительности, так – скромные кустики и выгнувшиеся тополя. Песок, неохватные перспективы и дома – вот изыски местного пейзажа.

Въезд в город ознаменовался, наконец-то, обещанными предостережениями – встречей с пьяно-очертелым монголом. Досталось опять П. Ф.: видя перед собой его баулы необъятных размеров, монгол стал, цепляясь за них, валить велосипед наземь. Видимо наши рюкзаки его не впечатлили. Еле замели следы, поплутали по городу, заодно выглядели административное здание с флагом.

Дашцо – мэра или как здесь говорят – губернатора самона – нету. Еще бы – день воскресный. Заместитель же его Чулумбатор (имя такое), как ни странно на работе, по каким-то делам, потому принял нас безоговорочно. Хорошо говоря и понимая по-русски, проникся целями экспедиции и шикарным жестом пристроил нас на пару дней в люксовом номере одного из лучших отельчиков города. Выясняем, что через границу, в нашем виде, то есть на великах, проходу нет. Кошмар. Чулумбатор помогает и с микроавтобусом. Туда мы должны погрузиться вместе со своим транспортом и вещами. Только так возможно пересечь границу. И конечно все услуги не безвозмездны. По тому, как потускнели наши лица, сумма перехода на следующее утро уменьшилась вдвое и обошлась нам в 12000 тугриков (по 5$ с каждого).

Вновь теплое отношение и востребованность местных школ. Периодически нас подкармливают, устраивая обеды в местных ресторанчиках. Мы отрабатываем по-честному, участвуя в уроках русского языка – рассказываем монголятам о России, читаем стихи, живосуем прелести плонинской конной кругосветки и нынешнего путешествия, распеваем: «Ничего на свете лучше нету, чем бродить…» В итоге все довольны, а в дневнике путешествия запись: «Наши ученики никогда не обращались с русскими людьми, и никогда не слышали живую русскую речь. Поэтому им очень понравились ваши незабываемые веселые уроки».

…И вот уже общий вагон мчит нас по китайской земле от пограничного и декоративного Эрлайна в сторону Пекина. Получить заветную бумажонку для беспроблемного продвижения по местной миллиардной землице – не удалось. Письмо от монгольской стороны к Эрлайнской администрации – не более чем рябь в океане. Ко всему прочему нас пугают и стращают запретной зоной километров на 600 – это территория так называемой Внутренней Монголии – и передвижение по ней на велике запрещено. Бред какой-то! Плюем на все, и проехав на поезде 300км, садимся в седла своих, истосковавшихся по асфальтной дороге, железных коней и едем своим ходом.

Кстати, езда в общем вагоне для «некитайца» требует особенной подготовленности. Простота манер обескураживает. То, что курят через одного прямо в вагоне, не сходя с насиженного долгой ездой (а ехали мы 7 часов) места, - это еще не самое жуткое. Жутка грязь: китайцы громко прочищают гортань, сплевывают прямо на пол в вагоне. Не церемонясь, бросают мусор прямо на пол в проходы и под скамейки. Все вокруг в шелухе от семечек, коробок синтетической лапши, оберток от сладких колбасок и других бумажек и бумажонок. (Едят многие, не переставая от посадки до приезда). Запахи от этих быстро приготовляемых снадобий ужасающие, плюс дым…

Кому свойственна эта национальная черта – все еще монголам (мы едем по территории Внутренней Монголии), или уже китайцам? Непонятно! Зато громкоговорящие люди все чаще появляются в вагоне по мере приближения к истинному Китаю. Эмоциональная крикливость – это точно их отличие. Мы не раз думали, что тот или иной разговор вот-вот перерастет в потасовку. Ничего подобного: вдруг рассмеются и опять кричат. Сумасшедший дом. Да еще нас разглядывают бесцеремонно, как в зверинце редкостных животных. Но и мы не страдаем равнодушием и замечаем, что каждые два часа безропотные проводники метлами выгребают кучи мусора и закрывают на санобработку туалеты; периодически ходят с кипятком в чайнике, а чайник в матерчатом (!) чехле и разливают кипяточек любезно направо и налево в подставляемые посудины, вагон с открывающимися окнами и на улице прекрасная погода, по радио звучат тихие, успокаивающие мелодии. И вообще нас уже больше привлекают пейзажи за окном…

…Китай сразу же, как будто открыл дверь в другую комнату, поражает благоустройством все той же пустыни, что лежит в Монголии естественно и неохватно в тысячах километрах. Здесь же – цветы, деревья, красочно-картинная пестрота и сплошные китайцы. С тележками, с метлами, с кирками. Техники минимум. Все вручную! Их действительно много. Китайцев по одному не увидишь. Втроем работают одной лопатой: один загребает, двое за веревку, по сторонам поддергивают. Впятером тянут бетонную шпалу. Муравейником бетонируют отвесный склон от осыпания.

Великая, приоритетная стройка здесь на сегодняшний день – дороги! Подъездные пути к олимпийской столице 2008 года. Иногда мы вырывались на эту, местами отстроенную, автостраду из тисков нескончаемого потока грузовиков, постоянно сигналящих и газующих. Сюда не пускали еще машины – нам одним было разрешено! Мы чувствовали себя первопроходцами, но во всяком случаи, мы единственные иностранцы, на велосипедах проехавшие по будущей автостраде, на Пекин! Жаль, что иногда приходилось возвращаться в шум и смог узких, пока действующих дорог.

Путь на Пекин стал для нас поистине испытанием. Это были постоянные перевалы – крутые подъемы еле выдерживали ноги и руки, толкать вверх «велики-груз», крутых спусков не выдерживали тормоза. Мало того: вдоль дороги нескончаемые угольные открытые склады, разгрузки и погрузки. Мы от угольной пыли - как донецкие шахтеры. Помыться негде. Иногда попадаются едва угадываемые русла рек, но то ли их выпили китайские рабочие, то ли они пересохли… Из обгоняющих машин нам радостно кричат: «Халлоу!», а мы им, натяжно улыбаясь, на их родном: «Ни хау!». Довольны!

Наше общение с местным придорожным общепитом – сатирические спектакли, где никто ничего не понимает, но одним в итоге надо поесть, и желательно что-нибудь съедобное, а другим получить за это денежку, и, желательно «накрутить» или «объегорить» незадачливых «элоси» - русских. Меню в иероглифах аппетита не возбуждают. Выяснить из чего состоит какое-то блюдо – кульминация из смеха и хохота. Порой так ничего и не заказав, уезжали голодными, голодными оставались, когда и получив «заказанное» блюдо, есть не могли из-за невообразимости содержания и вкуса. Путем проб и ошибок, наконец решили останавливаться в приличных на вид «едальнях», непременно с занятыми столиками. Обхожу бесцеремонно все столы с жующими китайцами, тычу в более менее приглядно-понятное блюдо. Понравилось – тогда прошу записать его в нашу книжечку для памяти. Как в Монголии, порции в Китае огромные и одной нам вполне хватало на троих. Все удовольствие за 8-10 юань, то есть за 35-40 рублей на всех! Это если цену блюда установил до того, как ее съел. А вот если наоборот! «Хау мач» здесь не проходит. Тереть друг о дружку большим и указательным пальцами рождает у хитрых китайцев длинные между собой дебаты. И еще за время этих «милых» бесед, зеваки, привлеченные видами нашего транспорта, оставленного у дверей, обсудив все детали, ощупав и взвесив, вваливаются во внутрь – собирается целая толпа, все гогочут, кричат, рассматривают нас… Случалось, когда надеясь на сдачу, после расчета за съеденное блюдо, мы не получали ни фэня( 1 юань – 10 цзяо, 1 цзяо – 10 фэней). А нам эмоционально на чисто китайском языке объясняли, что положили в тарелку в два раза больше и стоит это как раз те деньги, что они с нас получили. Что - либо доказывать бессмысленно. И как?

После перевалов – долины. Кругом поля кукурузы, подсолнечника и все такое ровнехонькое. Картинное, как будто игрушечное. Чем это все сдабривают? Ведь рядом Гоби – пески и травка, а здесь вот уже и сады пошли в яблонях и грушах. Однажды ночуем в персиковом саду. Правда, урожай уже собран. Зато яблок и груш наелись, да еще и собой набрали. Урожай отменный! Вся земля усыпана фруктами. Повсеместно организована фасовка и отправка яблок и груш для продажи. А вот уже и виноград поспел.… За 3 юани срезаем две огромные кисти прямо с лозы. И все же вкус у всего водяной…

Впереди очертания желтой реки (предположение умного П.Ф.) – Янцзы. Подобраться к воде невозможно – широченное русло реки, видимо в сезон дождей полноводное, сейчас разделено песчаными отмелями. А так хочется искупаться…

…Едим в дождевом мареве, небо до горизонта мрачное и безнадежное. Горы вдруг стали крутыми и ужасающе красивыми. Дорога вниз – ура! До Пекина совсем не далеко, километров тридцать пять, до заката всего час. Дождь стеной… Просто затаскиваю своих коллег-экстремальщиков в какое-то придорожное офисное сооружение: вдруг можно заночевать? Стоим в этом фешенебельном помещении, вокруг нас струятся грязные речки по отполированному кафелю.… Тем не менее, хозяева (кто они?) накрывают на стол, уставляя его блюдами, коих стоимость на первый взгляд покроет наш недельный бюджет. Мы, попивая чаек, которым нас угостили сразу же, только увидя нас, с недоумением посматриваем. Неужели все нам? Действительно, приглашают отужинать.… Спрашиваю: «Хау мач?» Ответ – 80. Петр Федорович пятится к выходу. Таня скептически хмыкает. Я начинаю игру. Вернее, просто красочный рассказ мимикой и жестами: кто мы, откуда едем и на чем. По ходу повествования цена снижается– 50, 30 - и наконец-то поняли! - «ноу мани». Ешьте и радуйтесь жизни! Едим и пытаемся настороженно радоваться. Кажется «кто мы, откуда и зачем» произвело эффект, а особенно то, что мы с Таней актеры. Актеры из России на великах – для них это НЛО. Поглощая дармовые деликатесы, мы выясняем, что для ночевки здесь помещение не приспособлено, но нам покажут и даже отвезут туда, где можно будет и помыться и (!) все бесплатно («ноу мани») И все на игре жестов, звуков китайской речи, мимике.…

Под непрекращающийся дождь Таню загружают с велосипедом в микроавтобус и везут в темень, с горы на гору в неизвестном направлении. Мы с П.Ф. своим ходом пытаемся не отстать, следом. Куда? Обещанные 3 км уже тянуться все 15. Силы на исходе.…Боимся поделиться предположениями. Вспоминаю: один из двоих благодетелей, парень на наши слова благодарности резко останавливал и, вытаскивал из под рубахи кулон с Буддой, объяснял поклонным жестом головы: «Его надо благодарить». Может они члены какой-то религиозной секты?

Из-за лесочка вдруг выглядывает освещенное озеро с островом и буддийстским храмом. Мистическая картина. Нас оставляют с П. Ф. у каких-то витых ворот со змеями, драконами и львами, с кем-то говорят по мобильному и, уезжают вместе с Таней… Мы ждем. Жуть. 12 ночи… Мысли скребут воображение: « А что если?…»

Минут через сорок мы уже припарковываемся в экзотическом и шикарном отельчике со свисающими лианами и водопадами, цветами и фонариками, с красными рыбками в водоемах и пестрыми птичками. Нас размещают в двух номерах. Тихая музыка, мерцание огней, журчание фонтанов, бесшумное порхание китаяночек – официанток и горничных – все это не позволяет верить в реальность. Ужин, завтрак, обед в отдельном зальчике за вращающимся столиком с китайскими яствами. Мы предоставлены сами себе, обозреваем окрестности – озеро, выглядевшее вчера мистическим, храм Дракона, сотни отелей вокруг и диковинных буддийских сооружений. Сутки волшебных ощущений за «ноу мани». Наши скромные сувениры и благодарственные слова. «Се-се» (спасибо) – все что могли….До Пекина 25 км и мы выдергиваем себя за волосы из этих мистификаций и крутим педали…

…Официальная столица вдруг распахнула свои объятия. В посольстве нас принимают как детей родных, поселяют в двухэтажном пустующем здании Русской духовной миссии, позволяя пожить дней пять. Посольство РФ в Пекине по территории - самое большое в мире. Это городок в сердце Пекина. Огромный парк с прудами и фонтанами, дорожками и скверами, памятниками и скульптурами. Все здороваются при встречи, все любезны. Консул, и советник по культуре делают все возможное, чтобы программа нашего путешествия была выполнена – это встречи с актерами и дирекциями театров. Звонят, договариваются.… Но Пекин готовится к главному празднику страны – дню Нации – 55-летию. Все заняты, не до нас. Нам остается вдыхать культуру страны самостоятельно.

Площадь Небесного Спокойствия Тяньаньмэнь. Крупнейшая в мире. Свидетель множества исторических событий. И мы здесь! Повсюду - подготовка к торжествам. Миллионы горшков с цветами, привезены из теплиц. Из них составляются всевозможного вида клумбы: вертикальные, горизонтальные, с наклоном, волнами – на подставках и просто на земле. Изыски дизайнерского воображения. Сколькими такими клумбами было расцвечено улиц и площадей Пекина!

Вход в любой парк, храм стоит здесь немалых денег. В Летний парк, к примеру, 15 юань, Храм Неба – 20 юань.…Если все посмотреть – обойдется в кругленькую сумму. Что ж – еда, транспорт дешевые – так на туризме можно казну пополнить. Здесь на площади, к нашему удивлению, вход в парк стоит всего 3 юаня. Не можем отказать себе в удовольствии заглянуть. И не зря. Видя всю эту красоту, не покидает ощущение уюта и сказки. Видимо парк этот излюбленное место «тусовок» пенсионеров. Везде кучкуются по интересам. Здесь «девушки» танцуют с веерами. Там попивая чаек, обсуждаются какие-то важные проблемы. Здесь под навесом погоды – беседки чисто мужское царство – настольные игры, что-то типа домино. Там поют, в другом месте играют на национальных инструментах… Идиллия. Спокойствие, уверенность, какое-то непонятное русскому взгляду, БЛАГОполучие людей «четвертого возраста». Именно здесь, в Китае стал понятен лозунг нашего детства: «Старикам – везде у нас почет!» Кстати, не мало в городе и оборудованных спортивных площадок, где бесплатно всем можно позаниматься на тренажерах. Смотришь и вспоминаешь наших, вечно с авоськами, задерганных, замотанных заботами… Эх!

Аромат азиатских городов в Пекине выветрен напрочь. В процессе подготовки к Олимпиаде строительство новых зданий и небоскребов ведется по всему центру города, традиционная архитектура уступает место западному типу городов-конгломератов. И это становится нам не интересным. И удерживают здесь только визовые и билетные дела, потом в Пекин приехал еще один член экспедиции – Коля Давидовский. Путем общения с посольствами, они с П. Ф. выясняют, что визы в одну страну у них просрочены, в другую пропали… Нужно решать, как ехать дальше. И наши пути расходятся. Они «педалят» резко на юг. Быстрее к Вьетнаму…. Может, свидимся?

Мы же с Таней едим в сторону Желтого моря, в город Янтай. Чтоб затем устремиться к Шанхаю и здесь отпраздновать и день ее юбилея, и главный праздник Поднебесной – День Нации. Но это все впереди. В следующей статье. Уже через месяц.

Особые благодарности консульскому отделу при Посольстве России в Пекине и лично Шевченко К.Б., а так же советнику по вопросам культуры, образования и информации посольства РФ в КНР Метелеву Ю.А.

Сергей Шаваринский

19 Октября 2004, 11:02 +169

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...