Жить-пошивать и добра наживать

Финансово-экономические показатели предприятий швейной, трикотажной и обувной отраслей промышленности Ивановской области за первое полугодие 2004 года внушают оптимизм: по данным облстатотдела за 6 месяцев их прибыль составила 7 534 тыс. рублей. В прошлом году за тот же период отрасли получили более 13 миллионов рублей убытков. Выручка от реализации изделий возросла вдвое. Заметно сократилась задолженность предприятий перед бюджетом. Естественно, речь идет только о легальных производствах. О росте объемов «серых» и теневых цехов можно только догадываться. По всей видимости, там рост еще внушительнее.

Борьба «за копейки»

В конце 1980-х годов Ивановская область получила неплохое конкурентное преимущество, так как одними из самых дефицитных продуктов на рынке были одежда и ткань. Тогда Иваново прославилось как текстильная ярмарка. Некоторые ивановские ткани не уступали западным аналогам. И рядом с текстильным производством начало развиваться швейное. Выгода очевидна – не надо везти издалека ткань, а значит, резко сокращаются транспортные расходы. Не приходилось также пользоваться услугами посредников.

Поскольку в Иванове очень сильная база для швейников - текстильный институт, специальности в ПТУ - профессионалов было достаточно много. Иваново диктовало моду в производстве швейных изделий. Так ивановцы первыми разработали такое направление, как одежда для ИТР (инженерно-технических работников). Сейчас инициативу в этой сфере перехватили москвичи - «Тракт», «Союзспецодежда», «Восток-сервис», получающие наиболее крупные заказы.

После того, как ивановские текстильщики начали терять свои позиции из-за выпуска некачественной ткани, регион перестал быть крупнейшей текстильной ярмаркой России. Однако до сих пор швейные изделия из Иванова везут фурами. Объявления типа «требуются швеи, закройщики и т.д.» публикуются в местных газетах сотнями.

По мнению самих швейников, несмотря на рост доходов, сейчас ивановская «швейка» находится в состоянии стагнации в смысле качественного развития – освоения новых технологий, материалов, нового ассортимента. Приобрести качественное оборудование, стоимость которого составляет сотни тысяч долларов, могут единицы. Конкуренция со стороны Китая и Турции усиливается с каждым годом. Плюс прибавилась конкуренция со стороны московских компаний, особенно на рынке спецодежды.

Причины этого многие видят в том, что российская легкая промышленность в последние годы стремительно развивалась, появлялись новые материалы и новые технологии, изменялись требования потребителей. Ивановцы же продолжали работать, как и 10 лет назад.

На этом фоне неудивителен бурный рост подпольных цехов. На рынке простого ассортимента (постельное белье, рукавицы, трусы, сорочки ночные, халаты и прочее) легальные фирмы просто оказываются неконкурентоспособными. Борьбу «за копейки» выигрывает тот, кто не платит налогов.

«Белошвейка»

В Иванове шьется огромный ассортимент продукции: постельное белье, рукавицы, спецодежда, сорочки, полотенца и т.д.

В производстве постельного белья можно отметить такую крупную фирму как «Диана», в производстве костюмов - «Айвенго». С советских времен существует предприятие, специализирующиеся на военно-спортивных товарах (ОАО «Полет»). В производстве спецодежды выделяются местные предприятия «Панорама» и «Бисер».

Открывается швейное производство и при крупных текстильных предприятиях – ОАО «Самтекс», ОАО «Шуйские ситцы» и другие.

Но большинство ивановцев, работающих в швейной отрасли, задействованы в предприятиях малого бизнеса.

Здесь, как и в текстиле, наиболее распространена давальческая система работы, когда предприниматели закупают ткань, отдают ее на пошив третьим лицам, а затем реализуют готовую продукцию.

Еще одна характерная черта ивановской швейной отрасли – отсутствие тенденции к значительному укрупнению предприятий малого бизнеса. Их рост, как правило, ограничивается определенным уровнем. Почему? Частные предприниматели не хотят объединяться между собой, так как каждый хочет иметь пусть не большое, но свое производство, где он единственный начальник. Такому предприятию без дополнительных вложений, чтобы увеличить свой оборот в 1,5- 2 раза, нужно 5 – 10 лет.

Некоторым бизнесменам удается расширить свое производство за счет кредитов у поставщиков ткани. ЧП берет материал, а расплачивается за него после реализации продукции. Таким образом, можно выполнить большие заказы, и получить хорошую прибыль. Но такой кредит можно получить уже при наличии репутации стабильного производства.

Успешно работают и расширяются те предприятия, которые имеют постоянных клиентов из других регионов страны. Ивановский текстиль на 85-90 процентов идет в Сибирь, на Дальний Восток, север Европейской части России. Если работать только на местных покупателей, то сложно будет рассчитаться даже за аренду торгового помещения.

Малый бизнес работает в основном на ивановском сырье, так как оно самое доступное по цене. Сами предприниматели осознают, что производят «ширпотреб». Но этим летом ситуация начала меняться. Все большим спросом пользуется, например, более качественное постельное белье из турецкой бязи и поликоттона. Бизнесмены объясняют это тем, что вырос уровень доходов населения и уровень требований к качеству продукции.

«Не выйти из сумрака?»

О существовании подпольного швейного бизнеса в Иванове знают даже люди далекие от текстильного производства. Только вот выйти из тени их заставить никак не могут. Более того, никто до сих пор внятно не сказал, сколько людей работают в теневом бизнесе, каковы объемы производства «в тени», какие деньги там крутятся.

Часть цехов существует подпольно, не перечисляя никаких налогов. Другая часть – полуподпольно, поскольку число швей, работающих в них, сильно занижено. Да и официальная зарплата, мягко говоря, не соответствует действительности (как правило, 700 рублей, а не реальные 4000-6000 рублей). В цехе, работающем в две смены (15-20 швей), может числиться только 5-8 работников. А закройщиком, грузчиком и механиком якобы является сам владелец цеха.

Самое интересное в том, что «швейники» практически неуязвимы. Даже если в цех нагрянет милиция и обнаружит там 10-15 человек, занятых работой, хозяин всегда может сказать, что это его братья, сестры, подруги, которые «просто зашли помочь». И работают они «по доброй воле», а о денежном вознаграждении даже слышать не хотят.

Сами швеи тоже не очень настаивают на уплате «хозяином» налогов. Мотивация их очень проста: «До пенсии еще дожить надо, зачем же дарить государству 13% своей зарплаты?».

Если владелец швейного цеха занимается не только производством, но и сбытом своей продукции, то дело обстоит несколько иначе. Магазины предпринимателей находятся в торговых центрах, которые тщательно проверяются и налоговой, и торговой инспекциями. Здесь бизнесмен может «утаить» только водителя, так как владелец магазина с этой обязанностью якобы справляется сам. Основной же налог (ЕНВД) платится исправно. Официальные зарплаты продавцов, бухгалтеров, как и в цехах, занижены.

Мы попытались выяснить, сколько человек задействовано в производстве частного предприятия среднего уровня, включая швейный цех, водителей и продавцов. Вот что нам рассказали ивановские предприниматели. В швейном цехе, работающем в одну смену, - от 8-ми до 12-ти швей, 2-3 закройщика, грузчик и механик. На предприятии, реализующем продукцию, работают водитель, грузчик, менеджер, бухгалтер, 2-4 продавца.

Итого получается, как минимум, 17 человек. Ежемесячный оборот такого предприятия от 400 тыс. до 800 тыс. рублей, «но бывает и больше».

Размер прибыли не превышает 12-15% от оборота до вычета арендной платы и зарплаты работников.

Официально же оформлены на работу в большинстве «серых» швейных цехов в лучшем случае три-пять швей. То есть налоги платят всего 1/3 работников – не платят две трети.

На крупных текстильных ярмарках, где продают конечную продукцию, – по 450-500 торговых мест. Возьмем среднее арифметическое – 475. Если учитывать швей-надомниц, семейный бизнес и полуподпольные швейные цеха, то количество работников, «обслуживающих» одну ярмарку, составит 8 тысяч человек. 2/3 из них (или около 5 тыс. человек), как мы выяснили ранее, налоги не платят.

Таким образом бюджет недополучит от них 2, 6 млн рублей в месяц подоходного налога. Кроме того, работодатель должен перечислять единый социальный налог во внебюджетные фонды - это еще почти 8 млн рублей.

Получается, что 10 миллионов в месяц – это расстояние между «светом» и «тенью». А таких единиц исчисления (текстильных ярмарок) в Иванове - пять, плюс склады. Поэтому эта сумма вырастает в несколько раз. За счет этих денег «подпольщики» могут демпинговать практически до бесконечности, и сдерживать развитие легальных предприятий.

Потенциал швейного производства, судя по темпам роста финансово-экономических показателей, огромен. Но ждать кардинальных изменений в сфере малого швейного бизнеса в ближайшее время не приходится. Предприниматели нуждаются в долгосрочных кредитах под низкий процент. По мнению швейников, необходимы также изменения в налогообложении. При сегодняшних налоговых ставках швейникам выгоднее держать подпольные цеха и не показывать свои реальные доходы.

В этой статье были рассмотрены далеко не все проблемы, существующие в швейном бизнесе. Какими методами можно вывести из тени швейные цеха? К каким последствиям это может привести? Выдержат ли ивановские предприятия конкуренцию с москвичами, не говоря уже о Турции и Китае? Мы предлагаем предпринимателям, работающим в этой сфере, высказать свою позицию на страницах «Частника».

Павел Кравцов

Анна Семенова

05 Октября 2004, 12:04 +93

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...