Золотое дно Ивановского края

По утверждениям историков, ювелирное искусство на территории Ивановской области зародилось еще в IX веке. Позднее, веке в XIII Плес стал крупным ювелирным центром, изделия местных ювелиров были известны далеко (по тогдашним меркам) за пределами региона. Правда, к началу XX века ювелиры переместились на другой берег Волги - в Красное село. Именно оттуда в Приволжск приехали мастера, основавшие ювелирную мастерскую, которая позже выросла до размеров целого предприятия - "Красной Пресни".

Ювелирные изделия всегда считались предметами роскоши и признаком преуспевания. Логично предположить, что производство их приносит значительный доход. Впрочем, очень часто стереотипы оказываются далеки от истинного положения вещей.

Золотых дел мастера

Лет 15 назад производство ювелирных изделий в Ивановской области ограничивалось цехами приволжской "Красной Пресни" и парочкой мастерских "по ремонту и изготовлению". Сегодня картина кардинально изменилась. В Приволжске появился "Приволжский ювелир", в Фурманове - "Кристалл-Диамант", в Кинешме - "Русская ювелирная мануфактура". Ювелирных мастерских, в которых работают от 5 до 30-40 человек, в Иванове уже несколько десятков. В Плесе также набирает силу производство ювелирных изделий, как украшений, так и столовой посуды.

Если посмотреть на карту, то тяготение ювелирных производств к одному из крупнейших ювелирных центров России - Красному селу в Костромской области - будет очевидным. Кстати, там же, в Красном, находится отделение Пробирной палаты. Именно там на изделия, произведенные из драгоценных металлов в Ивановской, Ярославской, Костромской, Вологодской областях, ставится государственная проба.

По словам производителей, ювелирный бизнес вовсе не такой доходный, как может показаться на первый взгляд. Если не пользоваться схемами ухода от налогов, то рентабельность его составляет 12-15 %. Тем не менее, рынок еще не насыщен, и буквально каждый год появляются новые действующие лица.

Ивановскую область в качестве основного рынка сбыта не рассматривает практически никто из производителей. Исключение составляют разве что небольшие мастерские, где работают от 3 до 10 человек. Но и они часть своих изделий периодически сдают в московские магазины или салоны. Есть и другой вариант: московские заказчики сами приезжают в Иваново и размещают заказы здесь. Например, в последнее время в Москве появилась мода на настольные статуэтки из серебра. Как правило, заказывают довольно массивные, высотой до 15-20 см и весом более 150 граммов изображения животных. Особенно популярны волки и орлы. А делают эти статуэтки в маленьких частных мастерских, в том числе и в Иванове.

"Красная Пресня" значительную часть своей продукции продает оптовикам с Урала, из Сибири, Москвы и Московской области, Нижнего Новгорода.

Чего хочешь - выбирай

Несмотря на значительное число производителей ювелирных изделий в Ивановской области, о жесткой конкуренции пока речь не идет. У каждого есть своя ниша. Так, "Красная Пресня" - крупнейший производитель как по объемам производства, так и по числу работающих (около 900 человек), специализируется на изделиях из серебра (украшения, цепи автоматического и ручного плетения, столовая посуда). Они составляют примерно 70 % продукции. Около 10 % продукции - изделия из золота, еще 20 % - бижутерия. На предприятии также производят и гранят ювелирное стекло. Делают в Приволжске огранку фианитов и полудрагоценных камней.

Еще одна фирменная "фишка" "Красной Пресни" - гальваническое покрытие - золочение, серебрение, оксидирование. На предприятии установлено современное оборудование, которое позволяет делать гальванику не только "для себя", но и по заказам для других производителей, в том числе для частных мастерских.

"Мы "прислонились" и к туристическому бизнесу, - говорит гендиректор "Красной Пресни" Сергей Обабков. - У нас есть экскурсии по цехам, где производится бижутерия, и по нашему музею. Туристические фирмы с удовольствием привозят людей посмотреть на ювелирное производство. В Турции есть аналогичные экскурсии по ювелирному производству, но там они стараются не показать, как делается, а побольше продать. Мы никому ничего не навязываем, люди могут зайти в наш салон-магазин и выбрать понравившееся изделие".

Другое приволжское предприятие, "Приволжский ювелир", работает примерно в той же ценовой нише. Основная масса продукции - изделия из серебра со вставками из полудрагоценных и поделочных камней, коралла, жемчуга и фианитов. Здесь работают около 200 человек.

В самой высокой ценовой нише работает "Кристалл-Диамант" в Фурманове. Там производят изделия из золота с камнями первого класса - бриллиантами, изумрудами, рубинами и т.д. Чуть дешевле стоят изделия, которые производят в крупных ивановских ювелирных мастерских, таких, как "Золотой союз", "Класс-М", "West", "Эталон Плюс". У большинства из них есть свои магазины в Иванове, однако, как уже упоминалось выше, ивановский рынок сбыта для них не является основным. Они производят золотые и серебряные изделия со вставками из камней второго класса (аметист, циркон, топаз и т.д.), фианитов, полудрагоценных камней. Этих производителей отличает большое внимание к модным тенденциям в дизайне, широкий ассортимент. Они быстро реагируют на требования рынка.

Что же касается небольших частных мастерских, то у них свое "поле": ремонт изделий (чаще всего приносят изделия из турецкого золота, их срок службы - около полугода, после чего начинаются бесконечные поломки из-за некачественного металла) и изготовление на заказ. У многих сохранились массовые изделия советских времен, и ивановцы часто заказывают переделать их в соответствии с модными тенденциями. Изделия по желанию клиента отправляют на пробирование в Пробирную палату в Красное. Многие не хотят ставить пробу, так как это довольно долго: в Пробирной палате очереди, в первую очередь ставят пробы на изделия крупных предприятий, потом уже идут изделия мастерских.

"Кадрового голода" практически никто из ювелиров не ощущает. Есть выпускники художественного училища в Красном, есть технологи, которых готовят в ивановских вузах, есть наследственные ювелиры.

А автор кто?

По мнению большинства специалистов-ювелиров Ивановской области, говорить сейчас об авторском праве в сфере ювелирного производства не приходится. Доказать свои права на модель практически невозможно. Оформление патента и прочих документов - слишком долгая процедура. Пока художник будет возиться с бумагами, конкуренты уже начнут производить модель или она просто выйдет из моды.

Только крупные бренды могут себе позволить оформлять авторские права на ювелирные изделия. Ивановские производители, судя по всему, этот вопрос на повестку дня для себя не ставят.

Это страшное слово - ВТО

Проблемы, с которыми сталкиваются производители ювелирных изделий, сходны с проблемами любых других производственников: тарифы на энергоносители, ставки арендной платы, налогообложение. Однако есть еще одна, которую практически все руководители ювелирных производств ставят на первое место. Это вступление России в ВТО.

Уже сейчас конкуренция со стороны турецких, итальянских, польских ювелиров, их коллег из Юго-Восточной Азии достаточно жесткая. Процент стоимости энергоносителей в себестоимости изделия там смехотворно низок. Существует версия, что российскую ювелирную промышленность просто "сдадут", чтобы получить "бонусы" для других отраслей.

На вопрос о том, что они будут предпринимать после вступления России в ВТО, производители пожимают плечами и отмалчиваются. Выхода из сложившейся ситуации они пока не видят.

Поддельные ювелирные изделия есть и в Ивановской области

За последний год в Москве и других регионах прошел ряд проверок ювелирных магазинов, в результате которых были изъяты десятки килограммов контрабандных ювелирных изделий. В нашей области таких проверок не было, однако нет никаких оснований утверждать, что в этой сфере у нас все благополучно. Это подтверждают как производители ювелирных изделий, так и правоохранительные органы.

Схема доставки контрабандного золота (возиться с серебром не имеет смысла – этот металл слишком дешев) в российские магазины проста: в Турции или Италии закупается крупная партия ювелирных изделий из золота низкой пробы. Курьеры перевозят их через границу. Один человек обычно провозит 10-12 кг золота. На таможне задерживают в среднем каждого десятого курьера, так что 90 % контрабанды все же попадает в Россию.

Далее возможны несколько схем. Первая – самая простая: на цепочках, кольцах и других украшениях меняется бирка, где указан производитель, проба и прочие данные. Украшения сдаются в магазины по цене, значительно выше той, которая соответствует такому качеству металла. Второй вариант: золото передается в ювелирные мастерские, которые перерабатывают его в другие изделия (или не перерабатывают – в зависимости от обстоятельств), ставят свое клеймо и продают как российские украшения. И третий вариант – на турецком золоте перебивается проба.

Проба – это клеймо, заверяющее процентное содержание драгоценного металла в каждом конкретном изделии. Ставится в Государственной Пробирной палате.

Именник – индивидуальное клеймо мастера-ювелира, ювелирной мастерской или фабрики

Курьеры, постоянно совершающие поездки в Турцию и привозящие оттуда килограммы золота, появились в Ивановской области в начале 1990-х годов. В конце 1990-х, когда многие предприятия находились в глубоком кризисе, по нашим данным, около 20 % населения Приволжска занималось именно этим бизнесом. Он приносил неплохой доход.

Российское золото 585-й пробы стоит примерно 350 рублей за грамм, турецкое, более низкого качества – 170 рублей. Здесь контрабандное золото можно продать перекупщикам или ювелирам, производящим «левые» золотые изделия, уже за 250-300 рублей за грамм. Если за одну поездку курьер привозит 10 кг золота, то в результате его прибыль составляет от 80 до 130 тысяч рублей.

Сейчас популярность этого «бизнеса» среди жителей Приволжска пошла на убыль: правоохранительные органы стали чаще проводить различные проверки, да и «коллеги» периодически «кидают». По неофициальным данным, из-за «левого» золота ежегодно погибают несколько приволжан.

Почему именно Приволжск стал своеобразным «центром контрабандистов»? Сказывается близость Красного села. В частной беседе лица, имеющие отношение к контрабанде золота, подтвердили нам, что в Красном ежемесячно перерабатывается до 300 кг «левого» металла.

Что же касается пробы, то ювелирам-умельцам не составляет труда подделать ее. А также клейма известных производителей. Генеральный директор ОАО «Красная Пресня» Сергей Обабков комментировать ситуацию с «левым» золотом отказался, заявив следующее: «На работу нашего предприятия эта контрабанда не влияет никак. На общее состояние рынка – влияет». Он также добавил, что известны случаи, когда на турецких изделиях ставились именники российских ювелирных заводов.

Покупателю часто бывает все равно, где произведена цепочка, которую он покупает жене на день рождения. Другое дело, что качество турецких изделий, как правило, оставляет желать лучшего. Металл, используемый в турецкой «ювелирке», мягкий, срок носки изделий в результате составляет около полугода. Далее цепочки и браслеты рвутся, кольца ломаются или деформируются. Это уже подходит под определение «нарушение прав потребителей».

Никто из специалистов не смог сказать, как можно уберечься от подделки. Разве что фирменные салоны компаний и мастерских, производящих изделия и заинтересованных в хорошей репутации.

Материалы полосы подготовила Анна Семенова

07 Сентября 2004, 12:11 +157

Оставить комментарий

В комментариях запрещается использовать нецензурные выражения, оскорблять честь и достоинство кого бы то ни было. Главное требование: соблюдение действующего законодательства. Администрация оставляет за собой право, по своему усмотрению, удалять комментарии, в которых использованы гиперссылки на сторонние интернет-ресурсы. Не допускается размещать в комментариях рекламу товаров и услуг. Рекомендуется максимально лаконично излагать свои мысли. Администрация оставляет за собой право модерировать сообщения

Loading...